Печальные итоги...

Ответить
Аватара пользователя
ORA
Карельско-московский модератор форума
Сообщения: 23481
Зарегистрирован: 07 окт 2010, 18:48, Чт
Оружие: Гладкоствольное, нарезное.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: На лося.
Имя: Рома
Откуда: Москва

Печальные итоги...

Сообщение ORA » 05 фев 2015, 13:41, Чт

Печальные итоги года
Заканчивается 2014 год. Какие же итоги можно подвести? Вне всякого сомнения, основным событием, оказавшим влияние на жизнь российских охотников в нормотворческом плане, является приказ Минприроды № 581, вступивший в законную силу в День дурака (что весьма символично).

Бурю возмущения вызвало новшество — натаскивать и наганивать наших четвероногих помощников можно только в сроки охоты, в т.ч. и на специальных участках. Не вдаваясь в детали процесса (об этом сказано и написано море комментариев любителей и специалистов), могу сказать, что в наших российских нормативных документах в этом вопросе «дыра» — Федерального положения об участках натаски и нагонки охотничьих собак нет!

В нашей области мы разработали и утвердили, согласовав с областным охотдепартаментом, такое положение, но оно касается только охотхозяйств общества. Но есть регионы, где большая часть охотугодий — угодья общего пользования. Там тоже проживают охотники, граждане России. О них кто-нибудь думает?

Волчья проблема

Проблема уничтожения волков нависает над охотничьим хозяйством постоянно. Зверь очень пластичный, моментально реагирующий на изменения обстановки и снижения процесса охоты на него. Однако наши нормотворцы, по-видимому, являются «тайными агентами» «зеленых».

Посмотрите, какие «щипки» происходили и в какой последовательности: запрет ядов, запрет ногозахватывающих капканов, введение разрешений на добычу волка, запрет применения петель. Это некомпетентность или злой умысел? Похоже на последнее. Все эти «новшества» давно пора отменить и заняться волком всерьез, разрешив все допустимые способы. Иначе к 2030 году цель пресловутой «Стратегии…» — двукратное увеличение численности всех видов охотничьих животных достигнута не будет.

О новой методике ЗМУ

13 ноября 2014 года вышел приказ ФГБУ «Центр­охотконтроль», утвердивший новые методические рекомендации по учетам методов ЗМУ. Одновременно на портале была выставлена информация об отмене приказа № 1 МПР РФ от 11.01.2012 г, которым в свое время было вменено в обязанность учетчикам использовать спутниковые навигаторы.

При изучении методических рекомендаций оказалось, что отсутствует теоретическое обоснование и сущность методики, не ясно, на основе каких исследований, в течение какого времени, где, когда и кем она разрабатывалась. Нагромождение наукообразных формул позволяет предположить, что были привлечены математики и специалисты АйТи-технологий. Зная уровень математической подготовки охотоведов, смею предположить, что только единицы из них смогут рассчитать процент статистической ошибки по приведенной ниже формуле, напоминающей абракадабру.

Теперь о навигаторах. В нашей стране «вечнозеленых помидоров и непуганых браконьеров» егерь, получающий от 5 до 7 тысяч рублей, а таких в России 80%, за которого жена выписывает путевки и разрешения, вряд ли сможет занести в навигатор пересечения маршрута животными, обозначив на треке цифрами и буквами данную точку. При расчете протяженности маршрутов по нашим хозяйствам мы определили, что длина их увеличилась от 2 до 6 раз.

Сравнив «Методические указания по организации и проведению ЗМУ в РСФСР», утвержденные Главохотой РСФСР 24.09.1980 г., любой охотник может выяснить, что:

— ЗМУ является методикой определения численности дичи на больших площадях;
— метод ЗМУ является относительным учетом, показывающим тенденцию динамики численности вида;
— у методики имеются авторы и указаны места, где она разрабатывалась;
— методика ЗМУ является унифицированной.

Сравнивая традиционную и модернизированную «айтишную» методику, можно сделать следующие выводы.

Налицо попытка авторов методики превратить учет ЗМУ из относительного в абсолютный, наверное, в Московской области это возможно. Но знают ли авторы о том, что даже в Европейской части есть районы площадью более 1 млн га? Что есть районы, где один штатный работник госохотнадзора на 3-4 района и нет ни одного охотпользователя? Кто там будет закупать навигаторы и прокладывать маршруты? Кто их будет контролировать?

Приказ № 1, обязавший использовать навигаторы, и приказ № 581, еще более усложнивший и извративший методику ЗМУ, наталкивают на мысль, что все эти потуги с АйТи-технологиями преждевременны и нереальны.

Видимо, пока в основном нужно использовать методику, давно утвержденную Главохотой, она проста, доступна и реальна.

Охота на медведя

Повсеместное разрешение весенней охоты на медведя — это ошибка. Считаю, что эту охоту нужно открывать только в тех регионах, по крайней мере в Европейской части России, где в силу климатических условий не растет овес. У наших соседей в Архангельской области овес вызревает только в южных районах, на остальной территории медведя добывают в основном с собаками. Известно ли в Охотдепартаменте РФ о том, что есть районы, где разрешений на медведя не берут вовсе? Или вы думаете, что на него не охотятся? Или у вас все под контролем?

Охотятся, и еще как, но без бумаг, а это порождает прежде всего неуважение к закону и нормотворчеству департамента. В областях, расположенных на широте Тверь — Новгород — Вологда — Киров и т.д., где основное количество (свыше 90%) добывается «на овсах» и весенняя охота на медведя не является традиционной, она должна быть закрыта. Право такое у регионов есть — параметры охоты утверждает глава субъекта РФ.

Ограничение охоты в зимний сезон сначала до 1 ноября, а сейчас до 30 ноября тоже вызывает недоумение — фактически охота на берлоге запрещена. Как известно, гон у медведя происходит в июне, т.е. уже осенью на овсах мы добываем беременных медведиц. Биологически и фактически будущие медвежата губятся при отстреле и в сентябре, и в январе. Но есть социальный фактор — Конституция РФ провозглашает, что высшая ценность — это человек. В Сибири тысячи поселков брошены на произвол судьбы — работы нет, люди живут благодаря реке и лесу, фактически занимаясь собирательством: ягоды, грибы, рыба, пушнина.

Пушнина обесценена, с дикоросами — проблемы сбыта. Продажа берлог была одним из источников дохода. Сейчас такие охоты тоже практикуются, но нелегально. Зачем мы толкаем людей на преступление?

Как показывает опыт, в последние десятилетия, когда охота на медведя разрешалась до 28 февраля, у нас на Вологодчине берлог находили единицы, где-то до 10 на всю область. Причины — массовое обезлюдение в сельской местности, практическое исчезновение охотников-пушников, старение сельского населения, отсутствие концентрированного лесопользования на больших площадях. Поэтому я обращаюсь к руководству Охотдепартамента РФ — подумайте о сибиряках, восстановите срок охоты на медведя до 28 февраля, и люди вам будут благодарны!

Охота на лося

В приказе № 581 установлены новые сроки — на взрослых животных до 31 декабря, сеголеток — до 15 января. Подобное новшество свидетельствует о том, что кругозор авторов этой нормы дальше Московской и прилегающих к ней областей не распространяется. Для их сведения поясняю, что на севере и востоке Вологодской области, в Карелии и Архангельской области массовый выход лосей в места, удобные для охоты (не крепи), наблюдается десятилетиями в конце декабря — начале января.

Подтверждением тому служат данные отстрелов в 80-х годах, когда каждые 10 дней отчитывались по добыче в облисполком — в Вытегорском районе (юг Онежского озера) 85–90% товарных лосей отстреливалось после 1 января.

Во-вторых, я уверен, что в течение 2015 года выйдет очередной приказ МПР, и охота на сеголетков лося будет узаконена также до 31 декабря. Это следует из всей практики деятельности Охотдепартамента РФ.

Вы, господа из Охотдепартамента РФ, где проводите новогодние каникулы? Подавляющее большинство российских охотников — на охоте.

Все-таки, если бы проводилась социально-направленная государственная политика в области охоты, то такого «ляпа», я думаю, не допустили бы. Господину Берсеневу пора бы определиться с вопросом, что у нас главное, люди или звери, а не устраивать эксперименты от приказа к приказу над миллионами охотников.

Весенняя охота

Временем открытия весеннего сезона, которое удовлетворило бы любителей разных видов охот — на глухаря, гуся, вальдшнепа, как правило, есть проблемы. В прошлом году весенний сезон опять определили в 10 дней. Весной 2014 года у нас на Вологодчине полсезона вылетело — с 6 по 9 мая вернулась зима, высота снежного покрова достигла 30 см. Очень разумно было сделано ранее, когда весенняя охота была разрешена 16 дней. Любители всех видов весенней охоты такой продолжительностью были удовлетворены. На мой взгляд, нужно к этому вопросу вернуться.

Что же следует из анализа всех затронутых вопросов? Вывод напрашивается сам собой — узость кругозора, верхоглядство и некомпетентность — вот суть нашей государственной политики в области охотничьего хозяйства России и органа, ее осуществляющего.

Что же еще надо наделать и натворить, чтобы руководство МПР задумалось о кадровом составе Охотдепартамента РФ?

Аватара пользователя
ORA
Карельско-московский модератор форума
Сообщения: 23481
Зарегистрирован: 07 окт 2010, 18:48, Чт
Оружие: Гладкоствольное, нарезное.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: На лося.
Имя: Рома
Откуда: Москва

Re: Печальные итоги 2014 года.

Сообщение ORA » 06 фев 2015, 09:08, Пт

В продолжении темы:
ЗМУ: кому и зачем они нужны?
От редакции: предлагаем вниманию статью двенадцатилетней давности о ЗМУ. Что изменилась за это время, ушли ли от прежних проблем? Решать нам...


Зимний маршрутный учет считается комплексным — с его помощью ведется учет многих видов зверей от горностая до лося. Но еще П. Б. Юргенсон (1973 г) заметил, что «часто мы вообще стремимся к невозможному: созданию учета численности дешевого, нетрудоемкого и одновременно точного». А тут еще и комплексного.

Подсчет всех учитываемых видов при ЗМУ ведется одновременно без учета следовой активности разных видов, что является причиной значительного недоучета зверей и птиц. Каждый, кто хоть раз проводил затирку следов после 7-10-дневной многоследицы, убеждался в том, что на следующий день далеко не каждый зверь, обитающий в зоне учетного маршрута, оставлял следы своей деятельности. Установлено, что следовая активность у разных видов зверей приходится на разные погодные условия, поэтому происходит недоучет.

Давно замечено, что дней с наивысшей следовой активностью бывает до 10%, со средней — до 30%, а в остальные дни отмечается низкая следовая активность, вплоть до «нулевой». При этом в дни с наивысшей следовой активностью проявляют себя до 80% животных, при средней — до 50%, а при низкой следовой активности — до 20-30%. Таким образом ошибка учета может варьировать в значительных пределах (порядка 2, 5 -3 раз).

По результатам ЗМУ отслеживается лишь послепромысловая численность охотничьих животных — самая низкая численность в течение года. Эксплуатации же подлежит предпромысловое поголовье, сведений о котором ни Охотдепартамент, ни охотуправления не имеют.

Послепромысловые учеты дают искаженную (с меньшей амплитудой) картину изменения численности вида по годам. Численность зайца или белки, например, перед промыслом может быть в 5 — 10 раз выше, чем послепромысловая.

Для Охотдепартамента и охотуправлений учеты необходимы лишь для определения численности лицензионных видов охотничьих животных в субъектах РФ и установления квоты добычи диких копытных животных на следующий промысловый сезон.

Государственный учет объектов животного мира и их добычи осуществляется в целях обеспечения охраны и использования животного мира (ст. 14 ФЗ «О животном мире».) О том, как осуществляется охрана, видно на примере сайгака, лося и других видов диких копытных животных. Численность сайгака, к примеру, сократилась почти в 20 раз, численность лосей — в 1,5 раза. Снижается поголовье и других видов диких копытных животных. Официальная статистика численности и добычи охотничьих животных, представляемая на разных уровнях (от охотхозяйства до Охотдепартамента), показывает хроническое недоиспользование большинства охотничьих видов. Вместе с тем, приводимая в ней численность и добыча заметно ниже реальной, что вводит в заблуждение общественность и государство.

Собранные охотуправлениями и сведенные воедино Охотдепартаментом сведения по послепромысловым учетам — ЗМУ представляют собой «точную сумму (верой до единицы!) неточных данных», не анализируются, и никаких практических предложений по увеличению степени освоения охотничьих ресурсов с целью их более рационального использования по ним не делается.

Государственный учет охотничьих животных является составной частью государственного кадастра и государственного мониторинга, ведение которого возложено на МСХ, в частности, на управления по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных субъектов РФ. Проведение этих работ финансируется из Федерального бюджета.

Для охотпользователей проведение послепромысловых ЗМУ не является производственной необходимостью, но является вынужденной обязанностью. Формально ЗМУ необходимы охотпользователям лишь для того, чтобы по их результатам сделать заявки на получение разрешений на добычу лицензионных видов (диких копытных животных) на следующий промысловый сезон. Однако охотуправления без учета результата ЗМУ сами решают, сколько и каких видов лицензий выдать на добычу копытных, что дискредитирует необходимость проведения учетных работ охотпользователями.

Отсутствие или нехватка финансовых средств и квалифицированных кадров, желание получить как можно больше лицензий и обязательность представления учетных данных зачастую вынуждают охотпользователей давать заведомо ложные сведения.

В учетных данных других охотничьих видов охотпользователи не нуждаются вообще. Ни плана добычи, ни задания у них нет, да и выполнять их некому. В такой ситуации любому охотпользователю безразлично, сколько белок, зайцев, лисиц-хорей, рябчиков-тетеревов обитает в его угодьях.

При производственной необходимости, связанной с организацией и проведением результативных охот, охотпользователи проводят предпромысловую разведку, что оперативнее, точнее и дешевле работ по прогнозу численности.

К тому же численность — величина переменчивая. Охотничьи животные не признают административных границ. Например, если вся популяция лосей после размножения увеличивает свою численность всего на 10-20 %, то на территории охотхозяйства, заказника она может изменяться в разные периоды года в несколько раз, как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения численности. При более чем 50 тысячах учетных маршрутов общей протяженностью более 500 тысяч км почти половина учетных данных приходится на охотугодья общественных организаций и приписных охотхозяйств, за которыми закреплено менее 15 % всех охотугодий России.

Если учеты на территории указанных охотпользователей проводятся из расчета 10 км учетного маршрута на 10 тысяч га закрепленных охотугодий, то на 85 % оставшейся территории один учетный маршрут приходится почти на 60 тысяч га. Объективность учетных данных при этом весьма сомнительна.

Становится очевидным, что охотпользователи в ЗМУ просто-напросто не нуждаются. За 40 лет работы в охотничьем хозяйстве (отрасли) я не встретил ни одного (!) охотпользователя, который бы строил свою деятельность на основании данных послепромысловых учетов. Если таковые найдутся, прошу откликнуться и рассказать, как они используют данные по послепромысловой численности белки, зайца, лисицы, горностая, хоря и других охотничьих видов при организации охраны и рационального использования этих видов на территории своего охотпредприятия.

Занимаясь проблемами учетных работ с 1967 г., давно понял, что ЗМУ, не являясь для охотпользователя необходимыми, в большей мере являются мерой помыкания и понукания со стороны органов охотуправления, облеченных властью.

Процесс проведения учетных работ излишне заформализован. Свидетельством этому является и попытка введения постоянных учетных маршрутов со сквозной нумерацией. Это не добавит ни значимости, ни необходимости, ни точности учетных работ, однако даст лишний повод для охотуправлений проявить свою власть по отношению к охотпользователю. Чаще всего это проявляется в выбраковке представленных учетных материалов, проведенных или оформленных якобы с нарушением тех или иных требований, и сокращении на основании этого квоты добычи диких копытных животных данному охотпользователю. Зато у управления охотничьим хозяйством появляется возможность заиметь лишний запас лицензий для своих работников и «нужных» людей.

То, что распределение лицензий на определенные виды охотничьих животных для охотуправлений — своего рода кормушка, известно давно и продолжается до сих пор: почти каждый сотрудник охотуправления для решения своей продовольственной проблемы имеет лицензию на лося или кабана. Не обделены они и лицензиями на добычу особо ценных пушных видов. Классическим примером являются воспоминания Н. Верещагина («Охота и охотничье хозяйство» N№5, 2002 г.) о том, что главный охотовед ГОИ Ленинградской области в 60-х–70-х годах прошлого века добывал за сезон по 40-50 лосей, а общая его добыча была около 900 зверей. А.А.Кормилицин-старший — один из устроителей охот для партийной верхушки СССР и руководителей социалистических стран в интервью С.Фокину («НОЖ» N№3, 2002 г.) сообщил, что при испытаниях новых видов оружия для высокопоставленных персон он стрелял в год до 60 лосей и других копытных.

Не желая признать ошибочность навязанной охотпользователям методики ЗМУ, Охотдепартамент через свои охотуправления принуждает их к обязательному представлению сведений, собранных по единой методике, в большей мере с целью проявить свою власть, показать «кто в доме хозяин».

Не отрицая научного значения послепромысловых учетов, надо признать, что практическое значение их весьма сомнительно.

Послепромысловые ЗМУ зверей и птиц в том виде, в каком они проводятся сейчас, нужны лишь Охотдепартаменту и его «Службе учета». «Вообще, контроль учетов со стороны государственных органов — дело хорошее — утверждает главный идеолог учетных работ д.б.н. В.Кузякин («Охота и охотничье хозяйство» N№5, 2000 г.). Это «праведное дело». Взаимодействие «охотпользователей и специальных госорганов — единственный путь к совершенствованию учетов» — добавляет ученый.

Да это же настоящий Клондайк, золотая жила! Целая «Служба учета», ни за что не отвечая и ничего не предлагая (кроме обсуждения-изучения, проверки-обработки, контроля-оценки), безбедно живет не одно десятилетие и с оптимизмом смотрит в будущее. Работы у нее — непочатый край: ведь «полностью скорректировать среднюю длину (наследа зверя) можно лишь специальными расчетами, которые проводятся при централизованной обработке данных» (Кузякин, 2000).

Такая уж она незаменимая «Государственная служба учета охотничьих ресурсов», «полезная для живой природы», но почему-то не востребованная охотпользователями. Спрашивается: а для чего, с какой целью проводят они свою работу? Кто ею пользуется, кому она нужна? Видимо, не без оснований руководитель Охотдепартамента А.И. Саурин ставит вопрос о целесообразности содержания ГУ «Центрохотконтроль» («Охотничий вестник», N№5, 2002).

Пользуясь властью, охотуправления, на которые возложены работы по организации и ведению государственного учета, государственного кадастра и государственного мониторинга, переложили проведение учетных работ на охотпользователей. Однако заставлять всех охотпользователей проводить «научные работы» (ЗМУ) не вполне корректно. Дикие животные составляют государственный охотничий фонд. Поэтому государственным учетом должны заниматься специально уполномоченные государственные органы в области охраны окружающей среды, МПР, управления по охране, контролю и регулировании использования охотничьих животных субъектов РФ, научные и другие, заинтересованные в этом организации. Охотпользователи же должны проводить послепромысловые ЗМУ лишь при производственной необходимости или (при определенной заинтересованности) по договоренности с теми, кому такие работы необходимы. Тогда и качество выполняемой работы будет, несомненно, выше.

Весьма сомнительна необходимость ежегодного проведения послепромысловых учетных работ в том объеме, в котором они проводятся в настоящее время. Вполне достаточным для контроля изменения динамики численности охотничьих животных было бы проведение общероссийских учетных работ один раз в 5 лет. При этом норму добычи диких копытных животных можно определять от достигнутого в прошедшем сезоне уровня добычи, предусмотрев возможность увеличения или уменьшения ее в зависимости от создавшихся условий на 20-25 %.

Действующее положение, при котором охотпользователи согласно ФЗ «О животном мире», постановления правительства РФ и ряда подзаконных, ведомственных актов обязаны регулярно проводить учет используемых ими объектов животного мира и их добычи по единым для РФ правилам и предоставлять полученные сведения в соответствующие специально уполномоченные государственные органы по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания, требует пересмотра, так как принимались они келейно, без согласования с охотпользователями и в иных социально-экономических условиях.

Не отрицая необходимости ведения контроля за состоянием численности охотничьих животных и их добычей, подход к решению проблемы должен быть иным, чем в настоящее время. В нынешних экономических условиях, когда далеко не каждый охотпользователь имеет возможность проводить послепромысловые ЗМУ, встает вопрос: а надо ли тратить деньги охотпользователей на никому не нужную работу?

В то время как государство отказалось от монополии на пушнину, а охотпользователи не имеют твердых планов добычи тех или иных видов, учет численности охотничьих животных в том виде, в каком он осуществляется до сих пор, теряет смысл. Нужна новая форма контроля, которую на паритетной основе и должны выработать органы управления охотничьего хозяйства и охотпользователи. При этом диктат здесь неуместен.

Пока же можно констатировать: мы учитываем не то, не там и не тогда. Мы не можем, даже приблизительно, определить объем добычи, составляющий лишь незначительную долю от численности охотничьих животных, но пытаемся определить «объективно существующую численность» зверей и птиц. Претворение в жизнь постулата о том, что «в основе рационального использования охотничьих животных должно лежать ясное представление об их численности» (Шварц, Михеева. 1976) затруднено, а порой и невозможно.

Какой смысл учитывать зверей и птиц в тех местах, где их никто не добывает, а учтенное поголовье из года в год гибнет? Биологические природные ресурсы тем и отличаются от невозобновляемых, что требуют ежегодного сбора «урожая». Создать запас охотничьих ресурсов в природе невозможно, так как не собранный охотниками «урожай» пропадает безвозвратно и без пользы для человека.

Для рационального использования биологических природных ресурсов необходимо знать «урожай» охотничьих видов, а не его остатки после промысла. Не зря народная мудрость гласит: «Цыплят по осени считают». При этом достаточно знать не абсолютную численность вида на территории охотхозяйства (района, области), а лишь тенденцию изменения численности (рост, пик, спад, депрессия) с тем, чтобы усилить или уменьшить промысловое воздействие на популяцию и получать наиболее возможную охотничью продукцию.

Повышать продуктивность угодий, не имея возможности реализовать эту продуктивность, просто неразумно. Поэтому работы по выявлению состояния охотничьих ресурсов должны предусматривать механизм и объем их рационального использования. Иначе вся эта работа теряет свой смысл.

Аватара пользователя
ORA
Карельско-московский модератор форума
Сообщения: 23481
Зарегистрирован: 07 окт 2010, 18:48, Чт
Оружие: Гладкоствольное, нарезное.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: На лося.
Имя: Рома
Откуда: Москва

Re: Печальные итоги 2014 года.

Сообщение ORA » 19 фев 2015, 15:01, Чт

Как следствие, начало...
Пикет у Минприроды

16 февраля у Министерства природных ресурсов РФ в Москве появился человек с плакатом, призывающим отправить федеральное руководство охотой в отставку. Пикетчик Андрей Владимирович Фирсов рассказал нам: «Я из Ярославской области, село Берендеево, дипломированный биолог-охотовед, охотник с 30-летним стажем. Здесь, в одиночном пикете, я выражаю свой личный протест той государственной политике, которая проводится в сфере охотничьего хозяйства страны. Считаю, что вся политика направлена на разрушение охотничьего хозяйства. Изначально все зависит от руководства министерства и конкретно от директора Департамента государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства А.Е. Берсенева. Когда он возглавил департамент, мы ожидали от него многого, но прошло пять лет, и сегодня мы видим, что последние его директивы просто смешны. Видимо, человек устал, «не тянет», и я не понимаю, почему его не отправят в отставку. Стратегия, предложенная департаментом, – это какие-то мечты и фантазии, вряд ли достижимые при нынешней государственной политике в охоте. Я критиковал ее в переписке с бывшим замминистра Лебедевым.


Призываю всех, кому небезразлична судьба охотничьего хозяйства страны, 23 февраля ровно в полдень по местному времени выразить свое негативное отношение к проводимой госполитике в сфере охоты, выйдя к местным органам Госохотнадзора. В области это департамент или управление, здесь, в Москве, — Министерство природных ресурсов РФ. Призываю прийти ровно на десять минут, не называя это акцией протеста.
Тем самым мы, может быть, сделаем шаг к консолидации охотничьего сообщества. Над нами будут глумиться столько, сколько мы будем терпеть».

Пикет у здания МПР привлек внимание руководства министерства. Вот, что нам сообщил пикетчик Андрей Фирсов: Сегодня утром, 18 февраля, состоялся конструктивный разговор между мной и заместителем министра природных ресурсов РФ курирующим сферу охоты, И.В. Валентиком. По результатам этого разговора было заключено следующее мировое соглашение:

1) Я приостанавливаю свой одиночный пикет у МПР.

2) МПР в ближайшие дни принимает решения, направленные на благо охотничьего хозяйства и охотников Великой России.


Тем не менее, считаю что акция, намеченная на 23 февраля должна обязательно, состояться, так как одной из её целей является движение к консолидации охотничьего сообщества страны".


18 февраля 2015

Аватара пользователя
serg.z
Модератор форума "Охота в Карелии"
Сообщения: 2249
Зарегистрирован: 23 май 2008, 15:44, Пт
Оружие: есть
Собака: было два кобла, остался один....
Любимый вид охоты: когда охото
Имя: Сергей
Откуда: Петрозаводск

Re: Печальные итоги 2014 года.

Сообщение serg.z » 19 фев 2015, 15:12, Чт

23 февраля - Выходной день!

Кому пикет устраивать?

Fantom
Охотник
Сообщения: 123
Зарегистрирован: 04 мар 2011, 17:51, Пт
Оружие: иж-27;лось-7
Собака: пока нет
Любимый вид охоты: ходовая на лося
Имя: Игорь
Откуда: петроской

Re: Печальные итоги 2014 года.

Сообщение Fantom » 19 фев 2015, 19:21, Чт

И руководства на месте не будет,кто обратит внимание в праздничный день?

В сети
Аватара пользователя
петр
Матерый охотник
Сообщения: 614
Зарегистрирован: 23 апр 2008, 15:27, Ср
Оружие: имеется
Собака: лре
Любимый вид охоты: по боровой
Имя: Пётр
Откуда: Карелия

Re: Печальные итоги 2014 года.

Сообщение петр » 19 фев 2015, 20:39, Чт

В рабочий день никого не будет, а 23 февраля заодно отметят "День защитника Отечества" и защитят от чиновничьего беспредела! :co_ol: Пресса будет и это важнее присутствия чиновников.

Аватара пользователя
ORA
Карельско-московский модератор форума
Сообщения: 23481
Зарегистрирован: 07 окт 2010, 18:48, Чт
Оружие: Гладкоствольное, нарезное.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: На лося.
Имя: Рома
Откуда: Москва

Re: Печальные итоги 2014 года.

Сообщение ORA » 31 мар 2015, 08:48, Вт

В самом конце 2014 года, когда в кулуарах охотсообщества бушевали бури эмоций, вызванные настойчивым желанием Охотдепартамента принудить охотпользователей проводить зимний маршрутный учет в соответствии с рекомендациями Центрохотконтроля, главный редактор «Российской охотничьей газеты» и журнала « Охота и Рыбалка ХХI век» совместно с президентом Ассоциации « Росохотрыболовсоюз» направили министру МПР С.Е. Донскому письмо о насущных проблемах отечественной охоты. В письме содержалась просьба о личной встрече авторов письма с министром для предметного разговора по сути вопроса.

Встреча состоялась 13 января 2015 года и длилась около двух часов. Министр выслушал высказанную озабоченность плачевным состоянием охотничьего хозяйства страны, вызванным во многом его непрофессиональным руководством, и обещал рассмотреть наиболее острые вопросы.

Текст вышеупомянутого письма, равно как и ответ министерства, мы приводим ниже. По нашему мнению, второе письмо можно рассматривать как пример классического творчества отечественной бюрократии и карт-бланш директору Охотдепартамента на сохранение стиля руководства. К сожалению!..

Аватара пользователя
ORA
Карельско-московский модератор форума
Сообщения: 23481
Зарегистрирован: 07 окт 2010, 18:48, Чт
Оружие: Гладкоствольное, нарезное.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: На лося.
Имя: Рома
Откуда: Москва

Re: Печальные итоги 2014 года.

Сообщение ORA » 31 мар 2015, 08:49, Вт

Министру природных ресурсов
и экологии Российской Федерации Донскому С.Е.


Уважаемый Сергей Ефимович!

Мы вынуждены обратиться к Вам в связи с тем, что ситуация, в которой сегодня оказалось охотничье хозяйство страны, лучше всего характеризуется словом — КАТАСТРОФА. И вызвано это вовсе не санкциями, объявленными против нашей страны, а тем, что Департамент государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства Минприроды России, на наш взгляд, не может и не в состоянии принимать грамотные управленческие решения.

Наглядный пример политики департамента, вернее ее отсутствие, выражается в решении вопросов, связанных с использованием ресурсов кабана, соболя, натаски и нагонки охотничьих собак, и, особенно ярко, в решении вопроса мониторинга и учета численности охотничьих ресурсов, определении их лимитов и квот добычи.

При игнорировании мнения специалистов в области охоты, научных институтов и общественности ситуация по всем существенным вопросам и проблемам отрасли доводится до абсурда.

Департаментом рассматриваются второстепенные, часто надуманные вопросы, основанные на ложных умозаключениях и представлениях, а решение насущных, актуальных задач просто-напросто откладывается в сторону.Складывается впечатление, что руководство департамента, не обладая государственным мышлением, сознательно и целенаправленно «кошмарит» целую отрасль, разрушает предпринимательскую и инвестиционную деятельность хозяйствующих в охотничьем хозяйстве субъектов.

В настоящее время основой регулирования хозяйственной деятельности в охотничьем хозяйстве становится не нормативно-правовая база, разработанная департаментом для правоприменения всеми хозяйствующими субъектами и государственными структурами, а судебные решения, которые зачастую идут в разрез с нормативными документами, выходящими из недр департамента. Деятельность департамента не разрешает, а усугубляет конфликтные отношения в охотничьем хозяйстве, хозяйствующие субъекты погрязли в судебных спорах.

Уважаемый Сергей Ефимович!

Убедительно просим Вас о встрече, во время которой мы готовы детально и достаточно аргументированно изложить Вам всю суть происходящего.

Главный редактор газеты «Московский Комсомолец»,
«Российской охотничьей газеты»,
журнала «Охота и Рыбалка XXI век», Почетный президент Московского Охотничьего клуба «Сафари» П.Н. Гусев

Президент Ассоциации «Росохотрыболовсоюз», биолог-охотовед с 37-летним стажем Т.С. Арамилева

Аватара пользователя
ORA
Карельско-московский модератор форума
Сообщения: 23481
Зарегистрирован: 07 окт 2010, 18:48, Чт
Оружие: Гладкоствольное, нарезное.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: На лося.
Имя: Рома
Откуда: Москва

Re: Печальные итоги 2014 года.

Сообщение ORA » 31 мар 2015, 08:49, Вт

О рассмотрении обращения

Главному редактору газеты
«Московский Комсомолец» П.Н. Гусеву


Уважаемый Павел Николаевич!

В дополнение к письму от 28 января 2015 г. № 04-15-50/0650-0Г Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации сообщает:

Министром природных ресурсов и экологии Российской Федерации С.Е. Донским рассмотрен доклад о результатах проведенного анализа информации, изложенной в совместном с президентом Ассоциации «Росохотрыболовсоюз» Арамилевой Т.С. обращении (вх. № 11946-0Г/50 от 29 декабря 2014 г.), а также в письмах Ассоциации «Росохотрыболовсоюз» от 13 января 2015 г. № 2-4/1 и 2-4/2.

В настоящее время законодательством предусмотрен широкий круг возможностей для участия граждан и общественных объединений в подготовке решений, касающихся сохранения охотничьих ресурсов и среды их обитания. Так все предложения по нормативно-правовому регулированию и выработке государственной политики в области охоты проходят общественное обсуждение, антикоррупционную экспертизу, правовую экспертизу в Правовом департаменте, согласование с руководством министерства, федеральными органами исполнительной власти, государственную регистрацию в Минюсте России.

Кроме того, большинство ключевых проектов нормативных правовых актов обсуждается на Совете по охоте и охотничьему хозяйству при Минприроды России, в состав которого Вы входите.

Объективным показателем состояния отрасли охотничьего хозяйства является численность охотничьих животных. Так численность основных видов охотничьих животных имеет стабильную тенденцию к росту (за последние три года численность косуль выросла на 14,3%, лося — на 31,3, благородного оленя — на 17,3, снежного барана — на 31,5, кабарги — на 67,6%).

Кроме того, имеются положительные изменения в обеспечении охраны охотничьих ресурсов и среды их обитания (в 2 раза увеличен объем субвенций в области охоты, создан институт производственных охотничьих инспекторов, который уже составляет 588 человек).

Указанные факты свидетельствуют о наличии положительных изменений в сфере охотничьего хозяйства.

Деятельность Минприроды России в сфере охотничьего хозяйства направлена на обеспечение рационального и безопасного природопользования, исключающего истощение природных ресурсов и необратимое ухудшение качества окружающей среды, необходимое для сохранения природно-ресурсного потенциала в интересах будущих поколений, создание условий для формирования благоприятной окружающей среды, гарантированное обеспечение природными ресурсами устойчивого социально-экономического развития Российской Федерации.

Учитывая изложенное, Минприроды России последовательно продолжит совершенствование методик учета численности охотничьих ресурсов, в том числе с использованием данных дистанционного зондирования поверхности Земли и спутниковых навигационных систем, обеспечивающих транспарентность определения квот добычи охотничьих ресурсов для каждого отдельного охотничьего хозяйства.

Вместе с тем, учитывая социальную значимость сферы охотничьего хозяйства, руководством Минприроды России принято решение о проведении расширенного заседания Совета по охоте и охотничьему хозяйству при Минприроды России, на котором предлагается дополнительно обсудить возникающие вопросы. О точной дате и времени проведения заседания Вам будет сообщено дополнительно.


Заместитель министра —
руководитель Федерального агентства
лесного хозяйства И.В. Валентик

Аватара пользователя
slangmen
Матерый охотник
Сообщения: 886
Зарегистрирован: 20 сен 2009, 20:08, Вс
Оружие: иж-27, лось 7-1
Собака: 2 ЗСЛ кобель, сука
Любимый вид охоты: глухарь
Имя: Евгений
Откуда: Петрозаводск

Re: Печальные итоги 2014 года.

Сообщение slangmen » 31 мар 2015, 14:00, Вт

К сожалению виде не получается здесь разместить, поэтому ссылка:
http://m.vk.com/video1754023_170696271? ... 167055_988" onclick="window.open(this.href);return false;
Я бы обозвал его "Крик души или просто о наболевшем". Смотрим и делаем выводы. Не пожалейте 40 минут времени.

DOOM2014
Охотник
Сообщения: 203
Зарегистрирован: 04 янв 2014, 22:25, Сб
Оружие: ИЖ-58МА,ТОЗ-34,ИЖ-18-28кал
Собака: зсл
Любимый вид охоты: на всё
Имя: евгений
Откуда: п.Чална

Re: Печальные итоги 2014 года.

Сообщение DOOM2014 » 01 апр 2015, 17:26, Ср

хорошее видео, содержательное

Аватара пользователя
ORA
Карельско-московский модератор форума
Сообщения: 23481
Зарегистрирован: 07 окт 2010, 18:48, Чт
Оружие: Гладкоствольное, нарезное.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: На лося.
Имя: Рома
Откуда: Москва

Re: Печальные итоги...

Сообщение ORA » 05 окт 2015, 10:51, Пн

Почему такое происходит?
Удивительная страна Россия! Размахнулась на полмира. Как в песне поется — «Много в ней лесов, полей и рек»; если к этому добавить еще более десятка морей, да два океана, и почти всю таблицу Менделеева, то можно смело говорить — «Я другой такой страны не знаю».


Подстать по «размаху» ей и правительство. Я имею в виду размаху расточительства. Мы все знали, что акционеры ЮКОСа обратились в Арбитражный суд в Гааге с иском к России за «понесенные» убытки. Наше правительство говорило, что иск бесперспективен. И как гром среди ясного неба прозвучало сообщение, что дело проиграно.

России предстоит выплатить $50 млрд акционерам ЮКОСа и судебные издержки. В общей сумме около $60 млрд. Раз Правительство РФ согласилось на этот процесс, то необходимо было вспомнить дело «Ноги», которое тогда проиграли. Казалось бы, во второй раз наступать на одни и те же грабли как-то неприлично. Но наступили. Вот и результат.

И задаешься вопросом — как это могло произойти? Премьер, юрист, первый вице-премьер И. Шувалов профессиональный юрист, окончил юрфак МГУ, работал в МИДе, где занимался международным правом; от Минюста ответственным лицом за это дело была замминистра юстиции Елена Борисенко (недавно уволилась).

Кто ответит за позорное поражение наших юристов и гигантские расходы бюджета? А опытные юристы говорят, что суда могло и не быть, если бы… Удивляет и то, кому пришло в голову нанимать юристов из США представлять интересы России? Мое личное мнение, достаточно было послать В.В. Жириновского, и он бы один защитил Россию.

МИД РФ, видя такой результат, призвало США не идти на поводу у акционеров ЮКОСа, которые поспешили обратиться в суд округа Колумбия с требованием признания и исполнения Гаагского суда на территории США.

Чтобы все было понятнее читателю, заглянем в Конституцию РФ, где в ст. 15 п. 4 черным по белому записано: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Как говорится, поздно теперь надувать щеки. Чтобы читатель не подумал, что я клевещу на уважаемое правительство, найдите «АИФ» № 31 за 2015 г. и прочитайте статью Сергея Самарина «Защитнички Отечества».

В связи с санкциями Правительство РФ ужимает льготы, пособия, увеличивает платы за ЖКХ, придумало плату за капитальный ремонт жилых зданий, повышает цены на бензин и никак не может обуздать рост цен в торговых сетях, особенно на продовольствие. А тем временем члены правительства топчутся по деньгам и ленятся нагнуться и подобрать их.

Это я опять завожу разговор о земле, лесе, рыбе и охотничьих ресурсах. Для наших министров это такая мелочевка, что заниматься ею считают ниже собственного достоинства. А ресурсы тем временем продолжают бессовестно расхищать.

Мне читатели могут возразить, что я им изрядно поднадоел, время от времени поднимая эту проблему. Прошу понять меня правильно. Согласитесь, нельзя об этом молчать и мириться с беспределом! На одном совещании с министрами по поводу развития лесной отрасли Президент В.В. Путин спросил: «Сколько мы будем сопли жевать… С 1999 года говорим об этом, но ничего не происходит. Все это шуруют туда. В огромном количестве из года в год. Я обращаюсь к правительству. А то все только разговоры. Я понимаю, с чем это связано, с лоббированием. Они думают о своих интересах, а вы должны думать об интересах российского народа».

Заметьте, уважаемые читатели, это не вчера было сказано. Хочу напомнить, Россия ежегодно продает на экспорт 50 млн кубометров древесины. А разворовывается до 30 млн кубов, и какой! Что составляет убытков в 10 млрд рублей. И это уже не новость, а повседневная жизнь.

Не лучше обстоят дела и в охотничьем хозяйстве. Браконьеры ежегодно отстреливают охотничьих животных на сумму более 10 млрд руб., волки и медведи съедают охотничьих и домашних животных также на 10 с лишним млрд руб. И все спокойны. А я помню из своего детства, как крестьяне Оренбургской области страдали в войну от этих серых разбойников. У нас волки съели единственную кормилицу корову. Послевоенная разруха, но власти нашли силы и средства, и в короткие сроки эта серая напасть была значительно сокращена.

Работая охотоведом на изломе истории (перестройка, новое мышление, консенсус), смело заявляю, что охотничье хозяйство совета ВОО Киевского военного округа было прибыльным. Сведения из союзных источников того времени показывают, что охотничья отрасль была самодостаточной.

А теперь что? Если заглянуть в годовой отчет за 2013 г. РОССТАТА РФ по форме 2ТП — охота, то увидим, общие затраты охотпользователей составили 6 718 304,20 тыс. руб. Затраты из госбюджета — 4 707 190,80 руб., а выручка от реализации продукции охоты и оказанных услуг за 2013 г. всего 2 960 460,3. Итог — почти 4 млрд руб. убытков. Землю сами не можем обрабатывать, так приглашаем китайцев, но своим крестьянам не даем, а разговоры про рыбу уже набили оскомину. Ловят все, кому не лень. Вот так и хозяйничаем.

Уж сколько было разговоров об охране и сбережении охотничьих животных, но Правительство РФ в очередной раз пошло на поводу у МПР. Утешились 2-3 охотинспекторами на муниципальный район, где имеются охотничьи угодья, и слабосильным производственным охотничьим контролем. Вот и вся служба охраны.

Не менее десятка лет ученые и специалисты охотничьего хозяйства предлагают создать государственный орган управления ОХОТОЙ И ОХОТНИЧЬИМ ХОЗЯЙСТВОМ, напрямую подчинив его премьеру и с отдельной строкой в госбюджете. Правда, отрасли, которой не существует, опять-таки по воле Правительства РФ. И это в такой охотничьей стране, как Россия.

Чиновники невозможность создания гос­органа объясняют значительными финансовыми расходами, смирившись с повальным браконьерством и коррупцией, которые обходятся бюджету в сотни млрд рублей. Пора Правительству РФ усвоить, что охотничье хозяйство — это не только «пострелялки» в безвинных птичек и зверушек, «развлекуха» для пресытившейся новой элиты, это еще и один неисчерпаемый источник обеспечения населения продовольствием. Что мы и наблюдаем на примере развитых европейских стран. Припоминаю выступление Вячеслава Никонова в передаче «Момент истины»: «Ни одна вражеская разведка, ни одно правительство не могли сделать столько вреда, сколько сделали наши министры».

Мне могут возразить, мол, когда он это говорил! Тогда свеженькое. Наверное, все помнят недавний вопрос Президента РФ В.В. Путина к членам правительства: «Вы что, с ума все сошли?!» Это по поводу отмены пригородных электричек. Правительство и Госдума «проработали» этот вопрос в новом законе «О железнодорожном транспорте». Теперь пригородные электрички отданы регионам. Крутитесь, как хотите, при этом не забыв поиметь с них деньги за аренду электропоездов.

Умолять Правительство РФ, чтобы оно услышало ученых, специалистов в области охотничьего хозяйства и охотничью общественность, пустое дело. Как тут не согласиться с мнением писателя, экс-депутата Госдумы Даниилом Граниным: «Власть всегда глупее народа. Но она не должна быть НАСТОЛЬКО глупой, чтобы не слушать народ». И далее он продолжил: «Я увидел власть вблизи, на расстоянии рукопожатия. И, надо сказать, физиономия у этой власти такова, что в нее невозможно влюбиться».

Трудно что-либо возразить в защиту власть предержащих, отгородившихся от народа глухой стеной. Я воздержусь от каких-либо предложений, как улучшить дела в области охоты и охотничьего хозяйства. Безнадежное дело… Когда смотришь и слушаешь по телевизору какого-нибудь министра, то создается впечатление — какова личность, «ума палата», а в глазах так и светится забота о гражданах Отечества! Но когда они усаживаются на совещании, и особенно в присутствии президента, то на их лицах читается неизбывная тоска с вопросом — когда же все это кончится?

К сожалению, складывается впечатление, до Правительства РФ наши предложения и стенания не доходят, а если и доходят, то их там никто не читает и не слышит, а жаль… Не один год пишу, в надежде, что и мой голос, вплетаясь в общий хор ученых, специалистов охотничьего хозяйства и таких же неравнодушных, как и я, будет услышан властью и поспособствует наладить работу охотничьего хозяйства страны. Но видя, что этот труд невостребован, чувствую себя идиотом и спрашиваю: «Кому нужна наша писанина?!» Недавно читал в «АИФ» интервью Н.Н. Губенко, в котором он высказал опасения по поводу деятельности нашей власти: «Когда-нибудь все так взорвется, что пугачевский бунт или разинский покажутся чаепитием…»

Сегодня правительство едет на рейтинге Президента В.В Путина, а своего-то авторитета у народа не завоевало. Прошу читателя не воспринимать мои рассуждения как злобные нападки на наше мудрое правительство из ума выживающего старика.

Потребность взяться за перо вызрела в моей душе, с тревогой взирающей на все происходящее вокруг. А ведь решение многих проблем лежит на поверхности, только надо проявить волю и употребить власть.

Виктор Гуров 4 октября 2015

Аватара пользователя
ORA
Карельско-московский модератор форума
Сообщения: 23481
Зарегистрирован: 07 окт 2010, 18:48, Чт
Оружие: Гладкоствольное, нарезное.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: На лося.
Имя: Рома
Откуда: Москва

Re: Печальные итоги...

Сообщение ORA » 21 дек 2015, 11:12, Пн

Профессорские посиделки, или Послесловие к заседанию общественного совета при Охотдепартаменте
15 октября 2015 года Охотдепартамент Минприроды РФ собрал Общественный совет. Разговор на нем шел серьезный, но, к сожалению, основной проблемы так и не решил. Увы, Охотдепартамент по-прежнему упорно пытается предложить новую методику проведения ЗМУ, преднамеренно не обращая внимания на то, что в нашей стране она существует уже более 30 лет.


Хотим обратить внимание главы Минприроды РФ С. Донского и директора Охотдепартамента С. Будилина на очевидный факт. Отсутствие системы национального мониторинга ресурсов охотничьих животных свидетельствует об одном: наши ресурсы государство не контролирует. А это значит, что проблема из социально-экономической давно переросла в категорию национальной безопасности.

И у нее есть авторы, которые, сменяя друг друга, заводят охотничье хозяйство в тупик. Призывы же к тому, что хватит, мол, «заниматься фигней» мониторинга, находятся в русле общих идей наших заклятых друзей и партнеров, заветная мечта которых — дебилизация российского народа (кстати, на нее же работает и выдаваемый без экзамена по охотминимуму охотбилет).

Ведущий: Уважаемые коллеги! Совсем недавно наша газета («РОГ» № 39, 42, 2015) опубликовала материалы очередных «профессорских посиделок». Обсуждаемые на них проблемы очевидны и носят концептуальный характер. Но для господина Моргунова они не очевидны, что не вызывает удивления. Удивляет нежелание господина Будилина привлекать маститых ученых для решения насущных задач.

Предложения департаменту, сформулированные участниками «посиделок», как раз и отражают те концептуальные и научно-методические подходы, которые, по мнению ведущих российских ученых-охотоведов, помогут выйти нашему охотничьему хозяйству на путь устойчивого развития. Вы, коллеги, совместно с другими выдающимися охотоведами были создателями того легендарного российского охотоведения, к которому с уважением и даже пиететом относились европейские и американские специалисты, и тех научно-методических подходов, которые успешно работали на одной шестой части суши.

Итак, нужен ли мониторинг? В чем суть мониторинга охотничьих животных и среды их обитания как системы? Какова роль федерального центра и регионов в его осуществлении? Предоставим слово профессору В.А. Кузякину.

Ведущий: Владимир Александрович, Вы — один из основателей ГСУ. Эта система работала. Это непреложный факт. С чего бы Вы начали восстановление этой системы?

В.Н. КУЗЯКИН, профессор. Мне неоднократно приходилось говорить, что в государственном мониторинге охотничьих ресурсов ничего не надо придумывать. Существует «Перспективная программа учетных работ Государственной службы учета охотничьих ресурсов РСФСР» (1982), которую ни Главохота РСФСР, ни Охотдепартамент не выполнили.

Есть положение о ГСУ (1979). Безусловно, в эти документы нужно внести некоторые поправки соответственно изменениям в социально-экономической сфере страны, в территориально-административном делении России, а также в названиях субъектов, но основной смысл документов остается актуальным до сих пор. Хотелось бы отметить, на какие направления мониторинга нужно сегодня обратить особое внимание. Во-первых, учет пернатой дичи, которая составляет львиную долю в стоимостном выражении добычи российских охотников.

Сначала необходимо наладить учет добычи птиц хотя бы на видовом уровне, чтобы можно было анализировать тенденции тех или иных изменений в их динамике. Первоочередная задача — учет добычи мигрирующих птиц: уток, гусей, вальдшнепов, куликов, перепелов, пастушковых птиц. И главные здесь — водоплавающие птицы. Именно об этом постоянно пишет ведущий российский охотничий орнитолог А.Б. Линьков.

Во-вторых, необходимы глубокие разработки анкетно-опросных методов учета животных. Большой опыт накоплен во ВНИИОЗ, есть и более прогрессивные наработки, заслуживают внимания и предложения И.Н. Соломина. Во всяком случае в удаленных районах Севера и Дальнего Востока со временем анкетно-опросные методы вполне могут заменить ЗМУ и другие полевые методы учета.

В-третьих, охотничьи чиновники никогда не обращали внимания на необходимость инвентаризации и картографирования охотничьих угодий, без чего хорошего мониторинга не получится. Без ландшафтного понимания охотничьих угодий и правильных способов экстраполяции не может быть правильного мониторинга. Не может быть и правильного, научно обоснованного охотустройства. Именно об этом мною опубликовано более полутора сотен научных работ.

Охотничьи ресурсы — это совокупность охотничьих угодий и охотничьих животных, и об этом никогда нельзя забывать. Животным без угодий не жизнь! Опыт в инвентаризации охотничьих угодий тоже есть. Его вполне можно применить при составлении охотничьего кадастра России и субъектов Федерации при написании «Книги охотничьих животных России». Все есть, не хватает только воли и понимания чиновников охотничьего хозяйства.

Ведущий: Юрий Игоревич, какова, по Вашему мнению, популяционная составляющая федерального и регионального уровней мониторинга? Какова цена вопроса, и потянут ли ее регионы? Есть ли научно-методическая литература, и есть ли подводные камни?

Ю.И. РОЖКОВ, д-р. биол. наук, профессор. Я уже неоднократно говорил о том, что «сохранение биоразнообразия» в переводе на научный язык означает «сохранение популяционного разнообразия». Не учитывать это при формировании нормативно-правовой основы промысла — прямой путь к уничтожению этого биоразнообразия.

Сама же нормативно-правовая база может быть результатом только самого современного мониторинга ресурсов, включая и спутниковое мечение, и ДНК-тестирование. И хотя вопрос, сколько нужно устраивать солонцов, тоже важен, в первую очередь надо установить нормативы мечения (к примеру, лосей). И это дело науки.

Я уже обращал внимание коллег на «неандертальский список охотничьих животных» в Законе «Об охоте» с его пресловутыми камнешарками, водяными полевками и «просто» утками и гусями. С таким списком не до биоразнообразия. Вместе с тем с удовлетворением отмечу появление уже не одного десятка публикаций, где вопрос популяционной дифференциации целого ряда охотничьих видов птиц и млекопитающих уже решен.

Полистайте наши академические журналы «Генетика», «Вестник охотоведения», «Сельхозбиология» и другие! Однако существующий охотничье-чиновничий механизм принятия решений настолько проржавел, что не в состоянии принимать адекватные современной российской науке решения. И в первую очередь это касается нормативно-правовой базы всего охотничьего мониторинга. Кто у нас в последние годы занимался инвентаризацией охотничьих угодий?

Не надо пугать рядового охотника и директора хозяйства лукавыми страшилками обязательного изучения генетики и прочих премудростей. Это дело ведомственной науки, как и нормативы. Обязательным должно быть очень простое действие — взятие биопробы от добытого животного, что уже привычно для многих видов охот.

А что же такое легальное браконьерство? И лоси, перебежавшие из Ярославской области в Тверскую, — чьи они? Все три наши европейские макропопуляции — мигрирующие. Не учитывать этот фактор при так называемом квотировании, не основанном на отслеживании этого самого миграционного перемещения, и есть то самое легальное браконьерство.

И еще одно замечание. Можно выучиться на неплохого зоолога или охотоведа (хотя с этим в последнее время все хуже и хуже). Но опыт, научный опыт?! Как выстроить перспективные программы мониторинга, не опираясь на этот опыт? Вот мы и наблюдаем научно-методические конвульсии.

Вслед за профессором Кузякиным повторю, что практически и теоретически есть все для создания адекватной современной нормативно-правовой базы современного мониторинга охотничьих животных, включая и новый, национально ориентированный закон. Есть несколько разных, но абсолютно, как заметил профессор Кузякин, адекватных проектов закона. И есть еще кадры. Пока есть. Нет только, как говорят, политической воли.

Ведущий: Николай Константинович, какова роль регионального мониторинга в сохранении копытных Сибири и северо-востока Евразии? Какова роль федерального центра в координации регионов в этой работе? Если я не ошибаюсь, Вы работаете над программой расселения редких видов баранов. Каковы ее перспективы?

Н.К. ЖЕЛЕЗНОВ-ЧУКОТСКИЙ, д-р. биол. наук, заслуженный деятель науки. Повторю специально для читателей «РОГ»: кризис в охотничьем хозяйстве достиг масштаба катастрофы во многом благодаря воинствующему невежеству «рулящих» в ведомственной науке, и не только. На местах в субъектах Российской Федерации дела обстоят еще хуже.

Известное выражение «Кадры решают все» во многих регионах явно не отражают ту грамотную, необходимую стране политику, какую хотелось бы видеть. Передача всей системы полномочий в области охотничье-промысловых видов из Центра непосредственно в регионы, как это наблюдается в части Европы и на Аляске, где эта система относительно эффективна, для нас оказалась глубоко ошибочным шагом.

Разница в менталитете, все еще колоссальная многоукладность экономик регионов, зависимость от отсутствия элементарной инфраструктуры и т.д. Созданная система, как оказалось, неживуча, неэффективна и вредна. Охраны промысловых видов, какой она была раньше, нет; выросло не просто откровенное браконьерство — процветает, как указывают коллеги, легальное браконьерство. Это когда недоучка с умным видом может поучать университетского профессора о квотах, методах учета и пр.

При этом опубликовано большое число программ по изучению, мониторингу и охране большей части промысловых видов животных и их популяций. Вызывает откровенное неприятие навязывание некоторыми чиновниками «мнений», весьма далеких от здравого смысла. Нынешний Охотдепартамент с самого начала организации этого органа и подведомственной ему ФГБУ возглавляют либо охотоведы-троечники, либо малограмотные личности, невесть по каким принципам назначенные, но уж точно не по квалификационным и профессиональным характеристикам. И работают они не на интеграцию страны.

Радует, что наша страна возвращается в мировые лидеры. Трудности нового строительства будут только нарастать, как и трудности с кадрами. Очевидно, с такими кадрами, которые мы имеем в руководстве охотничьего хозяйства, надо расставаться. Не справятся они!

Ведущий: Андрей Борисович! Вы — ведущий российский специалист по водоплавающим птицам, автор первого определителя уток и гусей, продолжатель дела Василия Федоровича Гаврина — одного из основателей охотничьей орнитологии. Наверное, лучше Вас вряд ли кто ответит на вопрос, что такое мониторинг пернатой дичи.

А.Б. ЛИНЬКОВ, канд. биол. наук. Начинать надо с «Книги охотничьих животных». Об этом я пишу и говорю уже много лет. И, наверное, уже убедил в этом своих коллег. Это точка отсчета. Рассуждать о ресурсах без этого кадастрового документа бессмысленно. Откройте и полистайте Красную книгу России, которую, кстати, в Главохоте и ЦНИЛе сделали. Ее писали десятки ведущих ученых России, специализирующихся на отдельных видах. Именно так и должна готовиться «Книга охотничьих животных». В соответствии со специальным Положением она должна периодически обновляться.

Также должна быть и постоянно действующая комиссия, работающая с авторами, ведущими специалистами по тем или иным охотничьим видам. Видовая регламентация охоты должна ориентироваться прежде всего на рекомендации специалистов, авторов отдельных очерков этой периодически обновляемой «Книги». И это все должно быть в законе.

Основной потребляемый нашим охотником ресурс — утка и вальдшнеп — мигрирующий ресурс. Отсутствие миграционного мониторинга и спутникового мечения, оперативного учета добычи с ДНК-тестированием — это прямой путь к утрате популяционного разнообразия. Прав коллега Рожков: это и есть узаконенное браконьерство. Точно такое же, как и использование охотресурсов без оперативного мониторинга и оперативного учета добычи. Нужно воссоздавать мониторинговую вертикаль. Мы ведь имеем дело с мигрирующим ресурсом. И начинать надо с субъектов Федерации.

Нужно метить, метить и еще раз метить животных. И не метками, а радиоошейниками. Нужно активно создавать актуальную евразийскую ресурсную повестку дня. Нужно работать на евразийскую интеграцию, и охотничье хозяйство — идеальное поле для нее. Нужно иметь свое Евразийское соглашение по охране и использованию мигрирующих охотничьих животных. А для этого нужен положительный пример внутрироссийской интеграции и, соответственно, переформатирование ведомственной науки с жесткими кадровыми решениями.

И, конечно, правы коллеги Кузякин и Данилкин, нужно возвращаться к самостоятельному, отраслевому управлению охотничьим хозяйством, нужна иная, национально ориентированная концепция управления ресурсами. И нужен новый закон об охоте, где вместо «водяных полевок» четко, еще в преамбуле, были бы прописаны вопросы ресурсов, их кадастровой книги со своим Положением и их отраслевого государственного мониторинга, безусловно, с указанием российской точки зрения на их национальную принадлежность.

Что касается мониторинга как системы, то именно в ЦНИЛе была выстроена система отделов, состоящая из групп так называемых специалистов-повидовиков. Это были лучшие из лучших. Многие из них потом составили авторский костяк Красной книги России. Кто в мире знал соболя лучше, чем Александр Александрович Вершинин? Или кто лучше Володи Борщевского, недавно уволенного из Центр-охотконтроля, знает глухаря, а лучше Юлия Губаря — волка и медведя?

А вообще стыдно за господ из МПР. Посмотришь, как министр про Антарктиду излагает, и радуешься. Ну а как про охоту — так, извините, видишь дела, как будто специально прописанные для него булгаковским Швондером.

Ведущий: Михаил Дмитриевич, Вы не только известный в среде охотоведов ученый, Вы начинали чиновником в Главохоте. В чем, по Вашему мнению, успех Главохоты как отраслевого штаба? Что стало залогом успеха научно-методической деятельности Главохоты как системы?

М.Д. ПЕРОВСКИЙ, д-р. биол. наук, профессор. В момент моего поступления в Центральный аппарат Главного управления охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР он состоял из следующих подразделений: отдел охотничьего хозяйства, отдел охраны и охотничьего надзора, отдел государственных заповедников и республиканских заказников. Как положено, планово-финансовый отдел, спецчасть, кадры.

В структуру Главка вошло Зоообъединение, а впоследствии появились ГЛОХи в виде специального управления. Появилось и управление охотничье-промысловых хозяйств (всего их было сто!). В областях, краях и АССР Главохота опиралась на подчиненные ей госохотинспекции и госохотуправления при областных и краевых исполкомах и Советах Министров автономных республик. Назначение и смена начальников этих подразделений шли по согласованию с местными органами власти.

Все эти организации финансировались Главком. Вот это была «скрепа так скрепа», как говорит наш президент. Все это опиралось на районную службу охотнадзора во главе с районным охотоведом и общественную охотничью инспекцию. Кстати, по инициативе Главохоты РСФСР решением Российского правительства была создана общественная организация Росохотрыболовсоюз, а в 1968 году — ЦНИЛ Главохоты РСФСР.

Главк, особенно при решении сложных биологических вопросов, постоянно опирался на науку. Стоит вспомнить знаменитый приказ о хищных птицах, созданные при Главке лаборатории по изучению биологии лося (оттуда и пошло «управление его популяциями») и сайгака, всероссийские учеты лосей, бобра и соболя. При Главке существовал Кинологический совет. Ежегодно уничтожалось более 30 тысяч волков. За это время и сложились знаменитые охотоведческие школы, а ЦНИЛ представляли десятки докторов и кандидатов наук.

Стоило только какому-нибудь швондеру, осененному «замечательной» идеей, открыть рот, как ему об этом сразу же напоминали. Вот такой была Главохота: компактное, функциональное, вертикально-интегрированное, военизированное, мобильное и крайне эффективное министерство российских охотников для всех — от рабочего и колхозника до инженера, ученого, оленевода и промысловика.

И прав коллега: самая лучшая отборная коллекция специалистов-повидовиков собралась тогда именно в главохотовской науке. Работать там было престижно. Престижнее, нежели в Большой академии. Вот так!

ОТ РЕДАКЦИИ

Коллеги! Думаю, произошедший обмен мнениями выявил общее и четкое понимание того, в чем нуждается охотничье хозяйство и охотничья наука, а самое главное — российский охотник. Нужна отрасль, отраслевое управление, иная концепция и стратегия развития отрасли и новый закон об охоте и охотничьем хозяйстве. А еще нужны ученые в охотничьей ведомственной науке.

На предыдущих «посиделках» я говорил о том, что по Вашим книгам, коллеги, учится уже не одно поколение охотоведов и зоологов. Может быть, пора коротко, но предельно четко и понятно готовить «бумагу» с изложением того, где, как и кого надо учитывать, в какой сезон года, один раз за несколько лет или ежегодно. Может быть, пора готовить высшему руководству страны «окончательную бумагу», чтобы никто не мог морочить целую отрасль и все охотничье сообщество?

Импортозамещение забуксовало. Сопротивление ему прослеживается и внутри страны: рушатся привычные схемы паразитирования на огромных финансовых потоках, бюджете, привычные коррупционные схемы, региональные сепаратизмы всех мастей и т.д. Но страна беременна стремлением к успеху, и импортозамещение, прежде всего кадровое, неизбежно.

В российском природопользовании и в охотничьем хозяйстве необходимо импортозамещение чиновников «гринписовского розлива» и откровенных «клоунов», сочиняющих фантастические стратегии и обманывающих руководство страны, готовых ради копеечного шкурного интереса на любое злодеяние.

Прозвучавшее сегодня коллективное мнение крайне нелицеприятно: ресурсные данные за последние несколько лет не публиковались, нет их и на сайтах МПР и Центрохотконтроля. Где же мониторинг? Почему данных, не составляющих гостайну, нет в открытом доступе? Что скрывает Охотдепертамент?

Прошедший Госсовет по рыбной отрасли показал, что, во-первых, наш президент очень хорошо помнит все наши неудачи, промахи, успехи и прорывы и, в конечно итоге, делает политические и кадровые выводы. Во-вторых, в основе политических и кадровых решений президента, его майских указов просматриваются коренные, многовековые интересы России. Именно на них, этих интересах, президент и акцентирует внимание наших граждан в своих выступлениях.

Совершенно очевидно, что правительственная политика в области охотничьего хозяйства уже давно идет вразрез с интересами той части нашего общества, которая причисляет себя к многомиллионному охотничьему сообществу, тесно связанному с коренными традициями народов страны. Традициями и интересами того самого «медведя», в угодья которого столь бесцеремонно зачастили непрошеные гости со своим гринписовским уставом и предложениями «поохранять» и «помониторить» его тайгу.

Наверное, коллеги, я выражу общее мнение: настала пора готовить Госсовет и по охотничьему хозяйству.

Редакция "РОГ" 21 декабря 2015

Аватара пользователя
ORA
Карельско-московский модератор форума
Сообщения: 23481
Зарегистрирован: 07 окт 2010, 18:48, Чт
Оружие: Гладкоствольное, нарезное.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: На лося.
Имя: Рома
Откуда: Москва

Re: Печальные итоги...

Сообщение ORA » 21 дек 2015, 11:16, Пн

Об осторожности на охоте
В течение жизни каждого человека в любом месте его может подстерегать опасность. От того, как быстро и адекватно тот или иной гражданин реагирует на совершенно неожиданно возникшую угрозу, часто зависит здоровье, а то и сама жизнь.


В этом плане люди, занимающиеся охотой, находятся в группе риска, о чем свидетельствуют часто публикуемые заметки о трагедиях, произошедших на охоте. В лесу, полях, на воде охотник иногда оказывается в полном одиночестве, помочь ему совершенно некому, надо рассчитывать только на себя.

Знание основ безопасности, максимальное внимание и осторожность во всем значительно снижают степень риска. В охотничьих изданиях, Правилах охоты, охотминимумах изложены основные требования по технике безопасности при проведении охот. Не лишним было бы напомнить кое-что из этих правил. Но есть также много случайностей, которые не описаны в печатных изданиях, но имеют место быть.

Приведу кое-что из собственной практики или случаев, произошедших с моими товарищами-охотниками. Если хоть что-то из сказанного осядет в головах читающих нашу газету и хотя бы раз поможет избежать реальной опасности, буду очень рад.

Неоспорим тот факт, что автомобиль представляет для управляющего им, пассажиров и окружающих большую опасность, совершенно несравнимую с исходящей от неумелого человека с ружьем. Тем не менее для людей, слабо знающих свое оружие и правила безопасного обращения с ним, таится скрытая угроза не только для самого владельца, но и для окружающих его товарищей.

Поэтому, по мере возможности, старайтесь избегать совместных охот с непроверенными, мало знакомыми людьми. Никогда, ни при каких условиях, даже на секунду, не направляйте стволы ружья в сторону людей и постоянно требуйте этого от компаньонов. Игнорированием этого правила часто грешат стрелки, идущие на номера или возвращающиеся назад, обходя упавшие деревья или подлезая под них. Очень неприятно видеть стволы, направленные тебе в живот. Многие скажут, так ведь ружья у всех разряжены! А если не у всех, кто-то забыл? Да и какое это имеет значение, существует правило, оплаченное кровью многих людей.

Следующий, очень важный момент, — оружие во время охоты всегда должно находиться на предохранителе. Зарядив ружье, тут же ставьте его на предохранитель. Приучите себя к этому «золотому правилу» еще в самом начале охотничьего пути. Только вскидывая ружье к плечу, одновременно сдвигайте кнопку предохранителя и тут же стреляйте.

Доведите эти действия до автоматизма, тогда не будет путаницы, при которой охотник жмет на спуск, а выстрела нет, так как оружие стоит на предохранителе. Это обезопасит вас и окружающих от непреднамеренных выстрелов. Я приучил себя к этому еще в далекой юности и ничуть не жалею.

Ружья с внешними курками не имеют предохранителя, поэтому в плане техники безопасности, по моему мнению, сильно уступают ружьям с внутренними. При взводе или спуске курка, особенно в спешке, палец может соскочить, и последует непреднамеренный выстрел. Подобный случай произошел очень давно и со мной.

Отобедав бутербродами, мы с товарищем снова двинулись по широкой песчаной дороге, вьющейся по светлому сосновому бору в надежде на встречу с глухарями. Неожиданно прогремел выстрел, крупная дробь взбила сухой песок, образовав приличную воронку всего в 10 см от моей ступни. Вымазанный маслом палец товарища не смог удержать курок при его взводе. Аналогичные случаи изредка происходят зимой с окоченевшими на морозе пальцами.

В местах с плохим обзором или в густом тумане не стреляйте на уровне роста человека. В кустарнике, высокой полевой или болотной растительности всегда есть вероятность нахождения другого охотника, а чаще мирно сидящего в укромном месте на бережку рыболова. За охотничью жизнь мне два раза доставались заряды мелкой дроби по спине, хорошо что с дальней дистанции. Спасала ватная куртка. А вот отцу не повезло. Две дробины пятого номера впились в палец и надбровную дугу.

Охотник, подкравшийся к небольшому озерку, на котором в рогозе стояли мы, выстрелил за 90–100 м по летевшей по низу крякве. Хорошо, что дробина не попала в глаз, все обошлось более или менее благополучно, хотя переживаний была масса.

Такая опасность наиболее вероятна на открытии летне-осеннего сезона, когда много охотников устремляется на болота и озера и еще в темноте затаивается в укрытиях или бродит после рассвета по топким местам в надежде на близко подпускающих в это время уток. Поэтому, встав на место, обязательно обозначьте себя светом фонарика, свистом или голосом и дождитесь ответных сигналов от соседей.

То же действие непременно необходимо на облавных охотах. Подойдя к номеру, обозначьте свое место предыдущему и последующему стрелкам взмахами рук и дождитесь ответных сигналов и только после этого занимайте выбранную позицию. К сожалению, часть охотников в азарте забывает это важное правило.

Помните, что выстрел дробью мелких номеров на открытой местности опасен для окружающих на дистанции в 200–300 м, крупных — 300–500 м, картечи — 500–700 м, пули гладкоствольного оружия — более километра. А вот пули нарезного оружия опасны на гораздо большем расстоянии. Так пулька калибра 5,6 мм опасна на дистанции до 1,5 км. Вот и прикиньте, куда полетит ваш снаряд, при таком многолюдстве, особенно в центральных областях РФ.

Врезался в память трагический случай, описанный в одной из газет несколько десятилетий тому назад. Школьники взяли у отца малокалиберную винтовку и в парке Сокольники в Москве решили пострелять по мишеням. Недалеко пролетал вертолет — выстрелили и в его сторону. Пулька пробила обшивку и рикошетом попала штурману в шею.

Пока добрались до больницы, человек скончался. Пули более крупных калибров нарезного оружия представляют опасность для окружающих на расстоянии до 4 км. Однако в лесу они встречают препятствия в виде деревьев и, как правило, далеко не улетают, но где гарантия, что не причинят вреда до того, как застрянут в стволе дерева?

Однажды осенью я охотился на рябчиков с манком в Московской области и неожиданно попал под обстрел нарезного карабина. Стрелок, очевидно, совершенно не понимавший, что делает, поставил мишени на большой поляне среди леса и тренировался в стрельбе, а пули щелкали по кронам деревьев и рикошетили в 400-500 м от этого места. Пришлось минут 25-30 стоять за стволом толстой ели, пока обстрел не закончился. А ведь грибной сезон был в самом разгаре.

Видимо, стрелку даже в голову не пришло, что пристреливать карабин можно только в отведенном для этого месте, в крайнем случае в месте с надежной преградой для пуль, будь то овраг, карьер, высокий бугор, холм или надежная стена. К сожалению, придя на поляну, я уже не застал стрелка.

Федор Федоров

Аватара пользователя
ORA
Карельско-московский модератор форума
Сообщения: 23481
Зарегистрирован: 07 окт 2010, 18:48, Чт
Оружие: Гладкоствольное, нарезное.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: На лося.
Имя: Рома
Откуда: Москва

Re: Печальные итоги...

Сообщение ORA » 16 фев 2016, 15:28, Вт

К чему пришли?
Депутаты Госдумы вооружили граждан России законами о земле, лесе, воде и «Об охоте…». Но эти законы оказались, к сожалению, настолько непродуманными, что с их применением начались проблемы. Особенно с Законом «Об охоте…». Я приглашаю читателей подвести некоторые итоги и посмотреть, как закон «облегчил» жизнь охотнику и охотпользователю и к чему мы пришли. Произошло ли в жизни охотников что-нибудь хорошее, такое, чтобы власть с гордостью записала бы в свой актив?

Оценку этому закону дали Н. Краев и С. Матвейчук, сотрудники ВНИИ им. Б.М. Житкова в статье «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда…» («Охота и охотничье хозяйство» № 1, 2010 г.): «Общий социальный ущерб от введения в действие заведомо недееспособного и, более того, деструктивного Закона «Об охоте …» значительно превысит возможные положительные эффекты немногих содержащихся в нем конструктивных норм».

В МПР быстро вняли словам Ю. Трутнева о запрете охоты на медведя на берлоге и весенней охоты. И все подчиненные, начиная с замов и кончая самыми мелкими чинами, в один голос стали давать научное обоснование запретов. А ведь Ю. Трутнев на Форуме (08.02.2010 г.) пообещал сделать для охотников, проживающих от Калининграда и до Владивостока, чтобы все было путем: охотились по одним правилам, и им было бы комфортно.

Первое и, наверное, самое главное достижение министра — это введение ОБЕФО, ознакомление с охотминимумом под роспись и хлопоты по присоединению к АЕWA. И еще «безобидное» нововведение, озвученное А. Берсеневым в интервью («РОГ» № 28, 2010 г.): «За разрешение в общедоступные угодья охотник платит госпошлину в размере 400 рублей», в последующем она выросла до 650 руб.

Чиновники на местах с большим усердием брали деньги, мол, все охотничьи хозяйства должны платить в бюджет госпошлину. Затем последовало разъяснение замдиректора Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики С. Разгулина: «…за выдачу таких разрешений государственная пошлина уплачиваться не должна…» А деньги-то у людей уже взяли!

МПР давно пора навести порядок в цено-образовании за пользование охотничьими ресурсами. Можно предполагать, какой объем денежных средств за эти годы осел в частных карманах. Правительство этим вопросом не озаботилось. А следовало бы… Их вполне хватило бы на обустройство охотничьего хозяйства России, охрану животного мира и создание Федерального органа по руководству охотой и охотничьим хозяйством типа Главохоты, органа, о котором Ю. Трутнев положительно высказывался и был за его создание.

Но ожидания рядовых охотников не оправдались. Научная и охотничья общественность продолжала критику Закона «Об охоте…» и других подзаконных актов. Власти вроде бы услышали ученых, специалистов, охотников и попытались приглушить ее через внесение поправок.

Мы все с облегчением вздохнули, ну, наконец-то! Но, ознакомившись с законом, убедились, что Дума приняла закон от 14.06.11 г. «О внесении изменений в Лесной кодекс РФ и ФЗ «Об охоте…» о продлении срока действия государственных и членских билетов до 01.07.12 г. Это было воспринято как издевка. Многие авторы «РОГ» сомневались в компетенции специалистов департамента охоты и лично его директора А. Берсенева. И напрасно.

Уж кто-кто, а он-то знал все нюансы того, как ограничить пребывание охотников в угодьях в интересах власти. Что от него и требовалось. А. Берсенев мужественно отбивался от нашей критики. И только один раз откровенно признался: «… легче написать новый закон, реально отвечающий интересам охотников и сохранению животного мира, чем вносить бесконечные поправки в действующий, в котором фактически понятие самой охоты подменено понятием добыча. Ведь охота — процесс, а добыча — результат» («РОГ» № 26, 2012 г.).

Шквал критики Закона «Об охоте …» нарастал. В октябре 2012 г. в Думе развернулась активная работа по обсуждению законопроекта 494994-5. Депутаты решили, ст.ст. 20 (Охотник), 21 (Охотничий билет), 29 (Разрешение на добычу охотничьих ресурсов) и 37 (Государственный охотхозяйственный реестр) Закона «Об охоте …» взаимно дополняют и перегружают друг друга. Это, по их мнению, «может создать предпосылки для злоупотреблений, а именно в установлении требований о представлении законом «лишних» документов, не связанных с получением разрешения на добычу охотничьих ресурсов».

Далее депутаты наделяют «уполномоченный федеральный орган исполнительной власти (МПР) полномочием по утверждению различных форм разрешений на добычу охотничьих ресурсов и полномочием ведения форм государственного охотничьего реестра, что позволит обеспечить надлежащий контроль над объемами добычи охотничьих ресурсов и эффективное ведение реестра органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации».

Что тут скажешь? В последующие годы мы были свидетелями принятия различных нормативно-правовых актов, рожденных в коридорах МПР, но не способствующих коренному улучшению в области охоты и охотничьего хозяйства.

Складывается впечатление, что в МПР только тем и заняты, что же предложить охотникам и охотпользователям, чтобы отвлечь их внимание от насущных проблем. И нашли. Новые «Правила охоты», утвержденные приказом № 512 министра МПР от 16.11.2010 г. Его все не вводили, ожидая, когда будут отменены правила «Добывания …» от 25.02.2009 г. А когда вчитались!..

Какие страсти бушевали, чтобы отменить требование на запрет весной охотиться на гусей ближе одного километра от берегов рек и других водоемов с учетом среднего десятилетнего их весеннего разлива. Общими усилиями общественность сократила эту дистанцию до 200 м.

Ю. Трутнев ушел в Кремль. Новый министр подкинул «Стратегию» до 2030 г. Вот уж где поломали копья при ее обсуждении! И где она? О ней просто забыли. Следует признать, критика МПР по руководству охотничьим хозяйством имела свои результаты. Президент В. Путин 18.09.2012 г. подписал «Перечень поручений» Правительству РФ по вопросам рационального использования природных ресурсов, охраны объектов животного и растительного мира с конкретными задачами и сроками исполнения. И чем ответило МПР на эти «Поручения» президента? Увеличили количество охотинспекторов на район, где имеются охотничьи угодья, до двух-трех человек, и — все.

Все мы стали свидетелями реакции МПР на «Докладную» К. Чуйченко, начальника Контрольного управления президента (04.12.2012 г). В ней черным по белому записано: в ходе проверки выяснилось, системы охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира как таковой нет, нормативно-правовое регулирование в данной сфере неэффективно, должного финансирования нет, соответствующий контроль не ведется, достоверный учет численности охотничьих животных отсутствует.

Оценка работы в этой области МПР негативная, и было предложено создать Государственный орган по управлению охотой и охотничьим хозяйством. На «Докладную» президент наложил резолюцию — «Согласен». Д. Медведев положительно высказывался о необходимости создания органа по руководству охотой и лесом. В МПР срочно прошли заседания, совещания, советы, и А. Берсенев озвучил окончательный вердикт — он согласен, что такой орган нужен, но где сегодня взять деньги на его создание?

При молчаливой поддержке Правительства РФ эту «Докладную» выполнять не спешат и до сих пор. Но чтобы показать реакцию на нее, в МПР разработали Госпрограмму РФ «Воспроизводство и использование природных ресурсов на 2013–2020 годы». Правительство выделило 8 512 096,58 тыс. руб. Из этой суммы 66% запланировано на реализацию «Обеспечения эффективного исполнения переданных полномочий Российской Федерации в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов». Можно не сомневаться, деньги будут успешно реализованы.

Ученых-охотоведов заинтересовала подпрограмма об охотничьем хозяйстве. Вот как о ней отозвался д.б.н. А. Данилкин (ж-л «Охота и охотничье хозяйство» № 6, 2013 г.): «Цель анализируемой подпрограммы благая — обеспечение сохранения и воспроизводства охотничьих ресурсов. Задача та же — обеспечение сохранения и воспроизводства охотничьих ресурсов.

Редкий случай, когда цель и задача совпадают, что обычно бывает в студенческих курсовых работах!» И совсем МПР поставило на уши ученых, специалистов-кинологов, а владельцы охотничьих собак взвыли вместе со своими питомцами, читая приказ № 581 от 01.04.2014 г. о внесении изменений в п. 46 «Правил охоты» «Обучение (натаска и нагонка) собак охотничьих пород осуществляется без применения охотничьего оружия в сроки охоты…».

Некоторые охотники подумали, что это первоапрельская шутка министра. Какая развернулась полемика! Вот что значит вовремя подкинуть «тему». Не менее абсурдной оказалась идея внедрения «нафигаторов» при проведении ЗМУ (зимний маршрутный учет). После заседания Совета 15.10.2015 г. взялись за переработку «Методических указаний по ЗМУ». Но опять без опоры на ученых и специалистов охотничьего хозяйства.

Я все жду, когда С. Донской ответит на поставленные жизнью вопросы. Неужели ему нечего сказать охотникам? Глядя на имитацию активной деятельности чиновников, задаешься вопросом, неужели они не понимают, что творят?! Их деятельность изрядно надоела охотничьему сообществу, и оно убеждено, что весь негатив в охоте и охотничьем хозяйстве исходил и еще долго будет исходить от их не совсем продуманных решений.

И последний штрих к портрету власти. Некоторые члены Совета Федерации и депутаты ГД подготовили проект изменений в Закон «Об охоте…» и ст.ст. 36 и 81 Лесного кодекса об отмене аренды охотпользователями лесных участков. Будем надеяться, что «народные слуги» действительно озаботились проблемами охотничьего хозяйства и порадуют охотников заботой о них.

В связи с этим хотел бы напомнить им мудрые слова П. Столыпина: «Необходимо, когда мы пишем закон для всей страны, иметь в виду разумных и сильных, а не пьяных и слабых… таких сильных людей в России большинство». Вот что я увидел, остановившись и оглянувшись. Печально… Не правда ли?

Виктор Гуров 16 февраля 2016

Ответить

Вернуться в «Юриспруденция»