Охота в Карелии

Охота в Карелии 

hunting.karelia.ru  

Карельская охота в Вконтакте Просмотр графика погоды в Петрозаводске за три последних дня.
Текущее время: 21 ноя 2017, 06:15, Вт

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]




Ответить на тему  [ Сообщений: 77 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 23 ноя 2015, 11:25, Пн 
Не в сети
Карельско-московский модератор форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 окт 2010, 16:48, Чт
Сообщения: 21905
Изображений: 7
Откуда: Москва
Оружие: CZ-Mallard 12X76. Blaser R8 308Win, 9,3х62.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: Лось на реву, глухарь на току, тетерев на току.
Имя: Роман.
Заслуженная репутация: 6048
Профессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форума
Цитата:Приют одинокого таежника


Спустившись на «Казанке» с мотором вниз по течению Нижней Тунгуски чуть более семидесяти километров, мы свернули в устье реки Большая Ерема. По этой малоизвестной сибирской реке протяженностью около пятисот километров нужно было подняться почти до истока, затерянного где-то в болотах восточной Эвенкии.

Именно в этих труднодоступных и безлюдных местах нам предстояло провести промысловый охотничий сезон. О том, каким долгим, трудным и опасным был наш путь вверх по Ереме, я и сейчас вспоминаю с содроганием сердца. Все было: холодные осенние дожди, ночные заморозки, утренние промозглые туманы, многоступенчатые пороги, заваленные огромными камнями, многокилометровые обмелевшие плесы, по которым приходилось тащить за собой на веревке лодку, разгружая ее полностью перед очередным сливом, перетаскивать груз выше по течению и вновь загружаться.


К концу дня, обессилевшие, мокрые до нижнего белья, под дробный стук собственных зубов мы вваливались в чье-то очередное зимовье, стоящее на берегу реки, и были счастливы, что можем обсушиться, отогреться и хоть как-то выспаться в относительном тепле и уюте. Почему счастливы? Потому что не всегда к исходу дня успевали добраться до заветной избушки, и тогда приходилось ночевать под открытым небом где-нибудь под серой, поросшей мхом скалой или прямо на берегу реки, что не способствовало ни нормальному отдыху, ни качественной просушке одежды и обуви. Самыми удачными считались дни, когда мы подходили к очередному зимовью еще засветло и оставшееся до наступления темноты время могли употребить для обустройства хорошей ночевки, приготовления калорийной пищи и просто для дополнительного отдыха.


Я не сразу заметил, что к любому зимовью мой товарищ, опытный местный охотник, всегда подходит с карабином наготове. Когда я обратил на это внимание и поинтересовался, для чего это нужно, оказалось, что всему причиной местные медведи, любящие проводить время возле охотничьих избушек. И действительно, посетив на пути около тридцати зимовий, я не встретил ни одного, который бы не разорил шарапинка — так местные называют медведя.


Одно из самых важных правил подготовки зимовья к ночлегу — проверка печной разделки на чердаке и места прохода трубы через крышу. Дело в том, что в течение лета и осени в разделку набивается много разного мусора: сухие листья, хвоя, мелкие палочки. Перед тем как затапливать печь, весь этот мусор необходимо убрать, чтобы он не воспламенился от раскаленной трубы и не стал причиной пожара. Именно незнание или несоблюдение этого правила туристами-водниками, сплавляющимися летом по сибирским рекам, и приводит к пожарам, в результате чего не только исчезают зимовья, но и полыхает вся окрестная тайга.


Закон таежного зимовья, о котором наслышаны многие охотники, на самом деле не так строг, как о нем принято рассказывать. Остановившемуся на ночлег в чужой избушке путнику разрешается пользоваться всем, что в ней есть, и даже можно что-то взять с собой, если это вызвано серьезной необходимостью. О том, чтобы оставлять вещи и продукты взамен, специальных оговорок и правил нет, так как у каждого промысловика и без того все имеется.


А вот в охотничьи лабазы постороннему человеку лазить строго воспрещается, более того, хозяин даже имеет право повесить замок на проушину двери, как это ни смешно звучит. Сами понимаете, роль замка в безлюдной тайге не более чем декларативна: ломай, мол, не таясь, все равно никто не услышит. Отсюда и понимание, что замок на зимовье для путника оскорбление. Но замок на лабазе — напоминание гостю о хороших манерах в ответ на гостеприимство.

К базовому зимовью мы добрались на рубеже осени и зимы, что дало нам небольшой временной запас для подготовки к промыслу. По прибытии к постоянному месту дислокации первым делом организовали баньку. Еще в пути мною была подмечена закономерность устройства бань почти на каждом зимовье, которые охотники используют в качестве базовых.


Размеры и архитектурные решения у всех таежных бань различны, а вот принцип устройства схож. Во-первых, это всегда сруб, собранный из лиственницы и поставленный прямо на выровненную площадку с ямой-углублением и канавкой для стока воды. Пол и потолок делаются из распиленных вдоль бревен — плах. Пилится все прямо на месте при помощи обычной бензопилы. В стене проделывается небольшое оконце для естественного освещения. В углу на земляной подсыпке из соображений пожарной безопасности ставится самодельная сварная печка-буржуйка, на которую водружается либо большое корыто, либо бак (у кого что имеется) для согревания воды. Как только вода закипит и баня прогреется до истомной жары, можно приступать к очищению души и тела.


Чаще всего бани ставятся немного в стороне от самого зимовья и непременно поближе к воде. Но бывает и по-другому: и баню, и зимовье ставят под одной крышей с небольшим промежутком, который местные охотники именуют верандой.


Естественно, из-за большого количества лиственницы все срубы и для бань и для зимовий делаются именно из нее, хотя местные охотники говорят, что лучший сруб получается из сосны: она и теплее, и проще в обработке, и имеет особый приятный аромат. Те, у кого сосны на участке много, делают два-три нижних венца из долговечной лиственницы, а верх из сосны.
Так как участки у местных охотников очень большие, то каждый промысловик имеет несколько избушек, которые именуются проходными и соединяются друг с другом путиками — охотничьими тропами, вдоль которых установлены капканы. У одного моего знакомого промысловика такой круг занимает 24 дня. Участок у него расположен в труднопроходимой гористой местности, где нет условий для использования какой-либо техники, и все путики приходится обрабатывать пешком.


Те охотники, у кого ландшафт угодий позволяет обслуживать путики с мототехники, предпочитают работать с одного зимовья. Это заметно облегчает быт таежника и позволяет ему каждую ночь находиться в обжитом и прогретом зимовье, правда, как ни крути, снижает общую площадь облавливаемого участка.


Моим таежным пристанищем на два месяца стало старое, уже несколько лет не используемое хозяином зимовье. По расположению относительно течения реки оно именовалось Средним. Поселился я в этой избушке в конце октября и сразу же приступил к прокладке новых путиков и поиску старых, уже оставленных хозяином, но оснащенных, по его словам, капканами. Старых было два, и оба соединяли меня с базовым зимовьем, куда я приходил раз в неделю, чтобы истопить баньку, постирать белье и запастись хлебом, который прекрасно пек мой напарник в специально оборудованной печке. Еще два путика я пробил сам, разнес по ним и насторожил несколько десятков капканов.


Обжитое мной зимовье стояло на краю соснового островка, прижавшегося к огромной заболоченной кочковатой мари, разделенной руслом таежной реки со странным названием Еремакан. Еще при подходе к избушке мы увидели, что дверь открыта настежь, а значит, жилище было разорено медведем. На наведение порядка и обустройство быта ушло несколько дней.
За два месяца я так привык к своему таежному жилищу, что в конце декабря, когда пришла пора навсегда покидать его, у меня защемило сердце. И если бы не еще большее чувство тоски по родному дому и близким, я, наверное, так и не смог бы уйти из своей таежной берлоги, не только согревшей меня теплом своей печки, но и подарившей массу впечатлений, которые и по сей день бередят мое воображение и зовут в те далекие и труднодоступные места.
Вадим Фролов. 19 ноября 2015
..........................................
Изображение
..........................................
Вернуться к началу
ПрофильПерсональный альбом
СообщениеДобавлено: 23 ноя 2015, 11:37, Пн 
Не в сети
Матерый охотник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 мар 2011, 09:44, Пн
Сообщения: 508
Изображений: 6
Откуда: петрозаводск
Оружие: подводное-пневматическое,Hatsan.
Собака: под водой след не берут
Любимый вид охоты: вся
Имя: Вовчик
Заслуженная репутация: 252
Активист форума
Интересный рассказ. Прочитал с удовольствием.
..........................................
Пусть судьба не справедлива, но жизнь – игра, играй красиво.
..........................................
Вернуться к началу
ПрофильПерсональный альбом
СообщениеДобавлено: 23 ноя 2015, 19:11, Пн 
Не в сети
Матерый охотник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 31 авг 2012, 13:49, Пт
Сообщения: 780
Откуда: Петрозаводск
Оружие: ТОЗ-Б-16, Sauer-12, Fabarm-12
Собака: Держал лаек
Любимый вид охоты: На глухариных токах. С манком на рябчика.
Имя: Сергей
Заслуженная репутация: 1798
Отличный человекОтличный человек
ORA, c удовольствием прочитал... :co_ol:

Вспомнил, что на эту тему когда-то верлибр написал (вольный стих без рифмы и ритмического рисунка).

Зимовье (верлибр)

На избушку,
что cпряталась у таежного ручья,
наваливался декабрьский холод.
Пытаясь проникнуть внутрь,
он искал лазейки между бревнами.
Железная печь отстреливалась от врага
плохо просушенными дровами.
Угольки звонко бились о заслонку,
готовые принести себя в жертву.
Танцующие по зимовью тусклые блики
освещали дремавшую на полу лайку.
Пес то и дело вздрагивал во сне и поскуливал.
Что тебе тогда снилось, приятель?
Может, поднявшийся из берлоги медведь,
а может, куница, которая на днях
уходила от нас верхом?
Когда дверь на секунду распахивалась,
мороз радостно врывался внутрь.
Но, оказавшись в плену зимовья,
он, под взглядом разбуженной собаки,
хитрил и делал вид, что заглянул случайно.
А там, за дверью, гирлянды звезд
свисали так низко,
что цеплялись за макушки деревьев.
От ощущения затерянности среди снегов
и близости к далеким мирам охватывала
восторженная тоска.
Где-то, совсем рядов, выли волки.
Боже, как давно это было.
Вернуться к началу
Профиль
СообщениеДобавлено: 23 ноя 2015, 19:36, Пн 
Не в сети
Карельско-московский модератор форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 окт 2010, 16:48, Чт
Сообщения: 21905
Изображений: 7
Откуда: Москва
Оружие: CZ-Mallard 12X76. Blaser R8 308Win, 9,3х62.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: Лось на реву, глухарь на току, тетерев на току.
Имя: Роман.
Заслуженная репутация: 6048
Профессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форума
Сергей Иванович
:co_ol: :co_ol: :co_ol: :co_ol: :co_ol:
..........................................
Изображение
..........................................
Вернуться к началу
ПрофильПерсональный альбом
СообщениеДобавлено: 04 янв 2016, 22:34, Пн 
Не в сети
Общественный Егерь
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 фев 2012, 20:57, Пн
Сообщения: 1266
Откуда: Петрозаводск
Оружие: СКС-51, БМ-63, ИЖ-67, А5
Собака: - друг человека...
Любимый вид охоты: и т.д.
Имя: Дима
Заслуженная репутация: 1351
Хороший человекХороший человек
Цитата:Первый лось.

Загон из двух номеров и Кая был верным. Собака вела зверя прямо на номера. Недобежав до них метров триста бык отвернул… Уходя со старой гари он всегда выходил на это заросшее болото, а сегодня почуял неладное и свернул раньше. Кая он помнил с прошлого года, но близко к себе не подпустил.

«Поднимайся на горку» - прохрипела рация. Трек собаки уводил лося к солонцам. Надо бы ещё дорогу отработать... Пусто. Поехали к речке…

Загонная охота большим коллективом обошла меня стороной. Удачное знакомство с ходовыми лосятниками оказалось гораздо интереснее.

Мокрая листва делала дорогу скользкой. Широко раздвигая копыта бык тихо и уверенно шёл к мосту…

- Этот ус с километр вдоль ламбы, туда - обратно, и к машине.
- А я прямо, по основной, столько же пройду и вернусь.
Совещались вполголоса, хоть день и охота уже близились к закату.

Работа собаки ударила адреналином. Я развернулся назад к ламбушке, стараясь выбрать место с обзором. Через минуту - выстрел напарника. Одиночный, добавил уверенности - Михалыч по птице сейчас бить не станет. А Кай всё работает в мою сторону. Рядом с дорогой удачный бугор, вся ламбушка как на ладони, мимо неё не пройти. Готов добрать…

Бык стоял в редколесном болотце у дороги и теперь увидел Кая вблизи. Уходить не хотелось. Собаки часто догоняли его за рекой, но охотники подходили сюда долго и редко. Внезапный удар острой веткой пронзил лося насквозь и заставил рвануть изо всех сил. Бежать становилось необычно легко, каждый прыжок казался все выше и длиннее, наконец зверь поднялся над землёй и отлетел...

Через три минуты лай стих. «Всё. Подходите.» - рация поставила точку в охоте. Вернее многоточие...
..........................................
Вот уже утро,
Я как заново родился,
Всех еще тошнит,
А я уже опохмелился.

..........................................
Вернуться к началу
Профиль
СообщениеДобавлено: 05 янв 2016, 14:36, Вт 
Не в сети
Охотник

Зарегистрирован: 06 июл 2013, 13:58, Сб
Сообщения: 126
Изображений: 9
Оружие: Nikon D5100
Собака: не охотничья
Любимый вид охоты: c фотоаппаратом
Имя: Шрайбикус
Заслуженная репутация: 0
bravo, кто автор рассказа? Не сами ли писали? :mi_ga_et:
Вернуться к началу
Профиль
СообщениеДобавлено: 16 июн 2016, 09:50, Чт 
Не в сети
Карельско-московский модератор форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 окт 2010, 16:48, Чт
Сообщения: 21905
Изображений: 7
Откуда: Москва
Оружие: CZ-Mallard 12X76. Blaser R8 308Win, 9,3х62.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: Лось на реву, глухарь на току, тетерев на току.
Имя: Роман.
Заслуженная репутация: 6048
Профессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форума
Цитата:Лобастик

Случилось это в начале 60-х годов прошлого века. Я жил тогда в Карелии, работал в лесной промышленности. Был конец марта или начало апреля. Мы с другом Гарольдом Оскаровичем в воскресенье решили поплыть на моторке вверх по реке Чална, так как она уже вскрылась, как раз в середине реки, где было течение.

Река Чална в основном протекала по ровной местности, слева были заливные пожни, метров через 150–200 начинались сопки с сосновым, еловым и березовым лесом. Из-под сопок на расстоянии почти одного километров вытекали около пяти или шести родников, из ручьев которых создавались логовины до метра и более глубиной. Весной, при увеличении воды в реке, эти логовины затапливало. Вот мы и покатили вверх по реке к этим ручьям-логовинам.


Река делала крутые повороты, берега были полностью заросшие кустарником, и, чтобы не пугать рыбу, мы выключили мотор и толкали лодку шестами.
Выезжая из-за поворота, мы увидели метрах в 25-30 лося, он стоял к нам передом. Увидев нас, хотел уйти, сделав три или четыре шага, но затем остановился. Мы тоже остановились, потихоньку причалив к берегу, положили бесшумно шесты, чтобы не напугать зверя. Лось стоял и смотрел в нашу сторону. Я посмотрел в сторону реки и увидел на кромке льда у самой воды темное большое пятно, но кусты не давали разглядеть хорошо.


Приглядевшись, я понял, что на кромке льда лежал лосенок. Мы вышли из лодки, лодку вытащили на берег, чтобы ее не унесло течением, и пошли к лосенку. Мы поняли, что когда они с лосихой переплывали через реку, там где, лосиха выбиралась на лед, кромка льда обломалась, метра на полтора. Лосиха, видимо, задними ногами доставала до дна, и поэтому, сломав тонкий лед и опершись на твердый, она смогла оттолкнуться от дна и выбраться. Лосенок передние ноги сумел закинуть на лед, а вот задние нет, он не доставал до дна. Он пробовал забраться на лед передними ногами, но они скользили, это было видно по полосам на льду. Но зад лосенка был в воде, а кромка льда была крутой, и он никак не мог опереться на передние ноги, чтобы вытащить свой зад. Лосенок выбился из сил и находился наполовину в воде. Мы подоспели вовремя, еще полчаса, и его снесло бы течением и он бы погиб.


Оценив обстановку, мы сняли телогрейки и брючные ремни. Я сказал Гарольду не подходить ко льду, Гарольд был тяжелее меня и двоих лед мог не выдержать. Лосенок лежал на правом боку и сильно дрожал, он находился долго в холодной весенней воде. Я его сразу машинально прозвал Лобастиком, у него по носу шла светлая серая полоса до губ. Я тихонько подошел к лосенку, зацепил ремень за передние ноги и передал конец Гарольду. Сам вял лосенка за холку и ухо и попробовал оттащить. Лед не трещал, видимо, в этом месте он был крепкий, раз тут смогла вылезти лосиха.
Когда мы тянули лосенка, он вроде немножко поддался, а потом застопорился. Зад его весь был в воде и цеплялся за лед. Тогда мы решили повернуть лосенка на спину так, чтобы правая нога и туловище оказались сверху и не цеплялись за кромку льда.


Повернув лосенка на спину, мы потянули его на лед и, вытащив из воды, вытащили на берег. Снегу на берегу уже не было, но земля была еще мерзлой. Лосенок попытался встать, поднял голову, перевернулся на живот. Мы сняли ремни с его ног. Встать он не мог: задние ноги не действовали. Он весь дрожал и смотрел на нас жалобными глазами. Первым делом мы стали отряхивать с лосенка воду, чтобы он скорее обсох; из-за туч вышло солнце, и оно хорошо подогревало.


Сгоняя с лосенка воду, мы растирали и массировали ноги, спину, холку, живот, а он только кряхтел. Лосенок стал меньше дрожать, подобрал под себя задние ноги, приготовился вставать. Но он очень промерз и выбился из сил. Он боялся встать, не надеясь на свои силы. Мы снова стали растирать спину и холку. Тут к нам подошла мать лосиха и встала метрах в пятнадцати, наблюдая за нами. Мы понимали, что мать переживает за свое дитя и может быть агрессивна. Когда Гарольд стал растирать лосенку шею и передние ноги, мы увидели, что у него в трех местах на передних копытах была запекшаяся кровь. Наверное, он поранился, когда выбирался на лед. Но вот лосенок сперва согнул левую ногу, затем правую и попытался подняться. С третьей попытки он встал на все четыре ноги, расставив их широко. Но его качало, и он мог упасть. Мы его поддерживали с обеих сторон. Так, расставив широко передние и задние ноги, лосенок стоял минут пять.


Увидев стоящего лосенка, лосиха подошла к нам еще на два-три метра и остановилась. Но он еще был слаб и дрожал. Мы его одной рукой и плечам поддерживали с боков и продолжали растирать и массировать спину, холку, шею, мышцы живота. Лосенок понимал, что мы ему помогаем и решил попробовать идти к матери. Он сделал три шага и остановился, его качало. Мы его держали, не давая упасть. Увидев, что лосенок идет к матери, лосиха отошла метров на 5–7, давая понять лосенку, что нужно идти. Увидев, что она пошла, лосенок жалобно замычал: «Мать, куда ты уходишь? Видишь, я еле стою, не бросай меня, я промерз и чуть не погиб, люди спасли меня, не уходи, я приду к тебе». Лосиха, услышав мычание лосенка, снова вернулась на прежнее место, даже ближе, теперь она стояла метрах в 10–12 от лосенка. Мы решили помочь лосенку подойти к матери, если лосиха не забоится нашего приближения. Поддерживая лосенка с боков, стали его подталкивать. Так он сперва сделал шагов пять, остановился, отдохнул, опять промычал, «мол, я иду, мама». Теперь уже самостоятельно, без нашей поддержки пошел к матери, уже не качаясь.


Подойдя к матери, он сразу уткнулся в ее соски и стал сосать теплое молоко. Мы тихонько отошли метров на десять, чтобы не мешать лосихе кормить лосенка. Лосенок усердно пил теплое молоко, а лосиха его облизывала.


Погода была солнечная, теплая. Лосенок уже пообсох. Солнце и материнское молоко сделали свое дело, он уже не дрожал. Так он пил молоко минут десять, потом отстранился от сосков и потянулся к морде матери. Лосиха стала облизывать ему голову, уши, глаза, холку. Мы стояли в стороне и наблюдали эту сцену.


Постояв еще минут пять, лосиха пошла в сторону леса. Пройдя метров десять, она остановилась и стала ждать лосенка. Он последовал за матерью, сперва тихонько, маленькими шажками, но, пройдя метров двадцать, он пошел более уверенно. Издалека была видна лесная просека, там уже почти не было снега. Они пошли по этой просеке. Лосенок уже шел за матерью уверенно, местами бегом и вприпрыжку. Мы стояли и смотрели, пока они не скрылись из виду.


Летом и осенью мы не раз сюда приезжали за черникой, брусникой, грибами. Неоднократно встречали лосей; я каждый раз брал с собой два кусочка черного хлеба с солью в надежде встретить своего крестника Лобастика и дать ему мой гостинец.


Но — не судьба, лосей видели и по две, и по три особи. Гарольд специально брал бинокль, но Лобастика не встречали. Наверное, мать далеко увела от этой реки. А нам так хотелось увидеть его повзрослевшим, нашего Лобастика.

В.А.Киров 16 июня 2016
..........................................
Изображение
..........................................
Вернуться к началу
ПрофильПерсональный альбом
СообщениеДобавлено: 16 июн 2016, 10:22, Чт 
Не в сети
Матерый охотник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 мар 2011, 09:44, Пн
Сообщения: 508
Изображений: 6
Откуда: петрозаводск
Оружие: подводное-пневматическое,Hatsan.
Собака: под водой след не берут
Любимый вид охоты: вся
Имя: Вовчик
Заслуженная репутация: 252
Активист форума
ORA
Интересный рассказ. :co_ol:
..........................................
Пусть судьба не справедлива, но жизнь – игра, играй красиво.
..........................................
Вернуться к началу
ПрофильПерсональный альбом
СообщениеДобавлено: 16 июн 2016, 11:27, Чт 
Не в сети
Безработный, живет в тайге
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 05 фев 2008, 20:40, Вт
Сообщения: 14638
Изображений: 216
Откуда: Карелия
Оружие: Канон
Собака: zsl
Любимый вид охоты: через объектив
Имя: Илья
Заслуженная репутация: 6081
Профессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форума
ORA писал(а):В.А.Киров 16 июня 2016



Отличный рассказ. Рома, что за источник?
Вернуться к началу
ПрофильПерсональный альбом
СообщениеДобавлено: 16 июн 2016, 12:24, Чт 
Не в сети
Карельско-московский модератор форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 окт 2010, 16:48, Чт
Сообщения: 21905
Изображений: 7
Откуда: Москва
Оружие: CZ-Mallard 12X76. Blaser R8 308Win, 9,3х62.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: Лось на реву, глухарь на току, тетерев на току.
Имя: Роман.
Заслуженная репутация: 6048
Профессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форума
Tim
:arrow: Тут
..........................................
Изображение
..........................................
Вернуться к началу
ПрофильПерсональный альбом
СообщениеДобавлено: 16 июн 2016, 20:11, Чт 
Не в сети
Охотник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2014, 18:54, Ср
Сообщения: 354
Изображений: 62
Оружие: иж-18ем-м, тоз-34р
Заслуженная репутация: 543
Мастер форума
Рассказ :co_ol:
..........................................
Турист с ружьем.
..........................................
Вернуться к началу
ПрофильПерсональный альбом
СообщениеДобавлено: 11 окт 2016, 13:06, Вт 
Не в сети
Карельско-московский модератор форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 окт 2010, 16:48, Чт
Сообщения: 21905
Изображений: 7
Откуда: Москва
Оружие: CZ-Mallard 12X76. Blaser R8 308Win, 9,3х62.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: Лось на реву, глухарь на току, тетерев на току.
Имя: Роман.
Заслуженная репутация: 6048
Профессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форума
Цитата:Карма

В начале сентября, когда жара спала, а дни стали заметно укорачиваться, к Петру Иванычу заехал Шмаков, давний приятель по охоте, мужчина лет пятидесяти, невысокого роста, лысый, с заметным брюшком.


– Живы, здоровы… – пожимая руку хозяину, спросил он, а сам пристально уставился на новый дом, словно увидел впервые, – огромный, из белого силикатного кирпича, крытый красной металлочерепицей, – Молодца...

– По чарке, – предложил Петр Иваныч, заискивающе улыбаясь похвале, и как бы давая понять: «не без твоей помощи построил…» хотя знал, что Шмаков за рулем, пить не будет.

– Скажу коротко: едем на утку, но возьми патроны с пулями.

– Кабаны! – встрепенулся Петр Иваныч.

– Бери покруче. Лоси. Зашли в Бренчаковские болота. И повод есть расслабиться по-полной… – Шмаков прищурил левый глаз, хитро хмыкнул, – Антошу в главные вывели, так что, майор, все финансовые потоки через нас…

– Ну, – не сдерживая радости, засиял в улыбке Петр Иваныч, будто не Антошу Шмакова, а его сына назначили генеральным директором крупнейшей в области компании.

– Нам бы еще одного человечка, – приняв серьезный вид, сказал Шмаков.

– Может, Голопузова.

– Веньку… семимесячного?..

– Ну, зачем ты так, нормальный парень…

Из дома вышла жена Петра Иваныча, в коротком атласном халате, тапочках с белыми пушинками на носах, приятная своей полнотой, улыбнулась Шмакову:

– Опять что-то затеяли, соловьи-разбойники?

– Ираида, не встревай, пока мужик не кончил, – сделал напускное выражение лица муж. Шмаков же, сгорбившись, приобнял женщину, чмокнул в щечку, фальшивя, пропел: «Ну, что, красивая, поехали кататься, от пристани отходит теплоход».

– Ой-ой, – всплеснула та руками, – седина в бороду, а бес в ребро. Вот скажу Марье Александровне, пусть она тебя за чуб потаскает…

Все дружно рассмеялись.

– Ладно, бери Веньку, но под свою ответственность… – прощаясь, уже на ходу бросил Шмаков.

Ехали на «Ниве» Петра Иваныча. Осень за городом дохнула полной грудью. Пожелтели березы. Жесткие кусты татарника одиноко торчали у канав, рыжая трава по обеим сторонам сливалась с дорогой. Венька сидел на заднем сиденье, восторженный, поглядывая в окна, радовался счастливой случайности попасть на охоту с людьми удачливыми, знающими в ней толк. Это он, который год в начинающих ходит, в «послужном списке», грех сказать, – лишь три утки да квелый зайчонок. А вот Шмаков – это сила, Шмаков – авторитет.

На озера попали к обеду. Ласковое солнце бликами играло на поверхности воды, просвечивая желтый тростник, легкий ветерок по окрайкам пригибал метелки к воде, роилась мошкара. Поднялись три крыжня и начали набирать высоту. Но утки не интересовали.

Предстояло еще пройти несколько километров по неудобьям, разжиженной земле, чтобы выбраться к болотам. Начали дружно вытаскивать из машины ружья, рюкзаки, патронташи.

– Советую каждому срубить по подпорке, – сказал Шмаков, снимая чехол с топорика.

– Это еще зачем? – удивился Венька.

– Ты ему не сказал?

– Слушай меня внимательно, Вениамин, – Петр Иваныч сделал строгое выражение лица, будто стоял перед ротой солдат, – сегодня у тебя особый день – боевое крещение. На болотах лоси и мы должны взять одного. Усек? – и протянул два пулевых патрона.

– Так у нас что, браконьерская охота? – Венька был явно подавленный.

– Браконьерская, правильная… это для щелкоперов… пойми, Веня, тут все ясно до тошноты: не мы, так другие заберут, а нет, сыграет природный фактор – волки… – Шмаков занервничал, с какой стати он, отследивший сохатых, и не на йоту не сомневающийся в конечном результате «охоты», должен уговаривать этого шибсдика. И потом: какого черта его привезли сюда?

Последние слова Шмакова, видно, как то подействовали на Веньку, он махнул рукой, засовывая патроны в карман, мол, делайте что хотите.

Вот уже несколько дней живут лоси в Бренчаковских болотах, местах кормных, далеких от людских глаз. Шли они сюда по пойме Десны, потом – в уремах Удая, Вьюнницы, питаясь побегами молодой осины, кустарником, щепляли кору на деревьях. Несколько раз переходили шумные дороги, лесистые участки. И повсюду – груженые лесовозы, рев, визг пил, на каждом шагу – опасность.

У Куликовского леса на след лосей стала волчья семья, широкогрудые, упитанные волки не стали преследовать сохатых. Вожак стаи помнил, как молодым получил удар копытом, боль до сих пор отдается в хребтине. Одернул строптивых переярков: с кормом терпимо, косуль, зайцев расплодилось вдосталь.

Увидел их Шмаков ранним утром, возвращаясь на машине по проселочной дороге из командировки. Лоси шли без опаски, бык гордо нес тяжелые рога, переваливались лоснящиеся на солнце мускулы. Понял: звери не пуганы, далеко не уйдут, осядут в Бренчаках, опять же никто не помешает, егерям до этих охотугодий давно дела нет.

В низине, у чахлой березы, легли лосиха с теленком, в нескольких метрах от них – рогач, головой в сторону своих следов. Рядом, в круге – закружил хоровод осинник – деревья празднично одетые в рифленые темные штаны, зеленоватые рубахи, выше – напруженные ветки, с не опавшими листьями, в небо устремились, шум издают при каждом дуновении ветра. Дремлет лось, но зашуршит в траве полевка, захлопав крыльями, поднимется с болота дикая утка, пичуга затренькает на осине – все слышит сохатый, прядет ушами, крутит ими в стороны, как буддийский монах при медитации контролирует свой ум.

Тихо в подлеске, на болотах. Сладко отдыхать лосям. Но, чу! С верхушки, торчавшей столбиком сгнившей березы, раздался писк пищухи, где то за болотом старый лисовин рубил тишину тошнотворными криками. Вскочил рогач, напрягая слух, вот уже трое на ногах, теленок к матери скачет, бодает головой, как рад он новому месту, общению со старшими. Напрасной оказалась тревога. Кумачовый свет разливается на Западе. Вновь – тишина. Что может случиться в такую минуту?

Выстрел грянул хлестко, эхо укатилось к болотам. Стрелял Шмаков. Взрослые шарахнулись в сторону осин. Лосенок упал на спину, головой в низину, судорожно забил копытами по траве, через минуту тянул в судорогах ноги, будто освобождаясь от пудовой тяжести. Затих.

– Справа от тебя, – крикнул Шмаков, тыча рукой в убегающую лосиху, но Петр Иваныч уже выбросил дуло ружья в просвет, весь сжался, через долю секунды покажется голова зверя. Ухнул дуплет, дернулись ветки чапыжника, послышался треск ломаемых кустов. В густоту их повалилась лосиха.

– Молодца, майор! Во, как учили в советской армии… – не скрывал радости возбужденный Шмаков, казалось, он стал выше ростом, стройнее, красивее. Прибодрился и Петр Иваныч, на лице его вспыхнули красные пятна. Но осматривая свой трофей, остался недоволен, лосиха лежала обездвиженная, но живая. Глаза ее смотрели с немым укором, струйкой пролегла темная влажная дорожка по выгоревшей светло-бурой коже к обвислой шершавой губе.

Шмаков осторожно примостил ружье у кустарника, вытащил из чехла нож, примерял глазами и резким движением руки провел по шее сохатихи. Та шмыгнула последний раз носом, раздула ноздри, затряслась, закапала кровь, почерневшие сгустки ее, что запеклись под кожей, где прошла пуля, падали на бурую траву.

Венька, оцепенев, с раздвоенным чувством уставился на горбоносую нескладную голову лосихи, с разорванной, окровавленной шеей, и как бы почувствовал себя потерянным: он или не он находится сейчас на болоте, или ему все снится, а если не снится, то, зачем здесь?..

– Ты чего не стрелял, охотничек? – зло спросил Шмаков, не догадываясь, что своим вопросом вывел Веньку из тягостного состояния.

– Мяса вам мало, да? 32 год… голодаете… – вымолвил тот с укором, выругавшись про себя.

Лосей освежевали, потом, ловко орудуя ножами, выбрали лучшие куски: вырезку, филей без кости, мякоть, уталкивая в тугие рюкзаки, не забыли о лосиных губах. За оставшейся частью мяса планировали вернуться, накрыв шкурами. Торопились. Угасала заря, тускнели блики на гривах тростника. Огненный диск солнца уже пропал из вида. Сумрак опустился над густым чапыжником, продвинулся вдаль, к скошенным полям.

Впереди с длинной палкой шел Шмаков. Тропа едва проглядывалась, и только каким-то сторонним чувством удавалось определять ее направление. Все вокруг казалось незнакомым, устрашающим, хотя были здесь несколько часов назад. Местами под ногами ходуном ходила почва, от гнилого воздуха першило горло, то и дело натыкались на бугры кочкарника. Замыкал цепочку Павел Иваныч, он отстал, пролив семь потов под тяжестью рюкзака. «Ты где!» – кричал он иногда Веньке, чтобы сориентироваться.

– В Караганде, – через паузу, гнусавил тот, будто огрызался.

До машины оставалось идти с километр. Вдруг впереди раздался тяжелый всплеск, короткое ругательство. Петр Иваныч, не соображая: «Что там!», рванул вперед, на светлом фоне маслянистой воды увидел барахтающего Веньку.

– Рюкзак, рюкзак сбрось, лямки… Шмаков! Шмаков! – орал он диким голосом, парализованный своей беспомощностью. Кинув под ноги груз, ища глазами, за что бы зацепиться, чем спасти Веньку. – Шмаков! где ты, сука…– снова крикнул, бросая взгляд в сторону трясины. Безжалостное болото все настойчивее тянуло вниз тщедушного мужичка с мясом убитой лосихи, вот уже плечи поглотит густая жидкость.

Держа в руках палку, появился Шмаков. В долю секунды оценил обстановку, осторожничая, боясь свалиться в гиблое место, стал совать ее Веньке: «Держи! Держи!», последним усилием тот успел выбросить руку и ухватиться.

– Помогай, – шикнул майору, – осторожно, не дергай...

Хлюпая, медленно, громко дыша, выползал Венька, будто леший – в водорослях, без ружья, с тяжелым рюкзаком на поясе. Сильные руки подхватили его и, волоча, оттащили от болота.

Тот лежал на животе, сплевывая изо рта рвоту, вцепившись правой рукой в шест. Ее с трудом освободили.

– Живой,– проговорил дрожащим голосом Петр Иваныч, пытаясь поднять рюкзак, потянул на себя, но тяжелый рюкзак не подавался. Перевалил на бок мокрое, в болотине Венькино тело, хотел разжать защелки на его рюкзаке. И только в эту минуту по-настоящему оценил трагичность ситуации. Защелки на ремнях рюкзака сломались, и поясные ремни были перевязаны веревкой мертвым узлом.

– Ну, кто так делает? – спросил он с укоризной, резанув ножом. Венька указал рукой на Шмакова. – Гирю на ноги… туды твою мать. Как ты мог?.. – Петр Иваныч вскочил, набычившись, шагнул к тому:

– Пацана чуть не угробил. Как ты мог?.. у тебя спрашиваю…

– Ты что, майор, ополоумел? Может, скажешь, я его в болото толкнул? Смотреть надо под ноги… тьфу ты, вот это поохотились, вот это расслабились…

Молчавшего до этого Веньку «прорвало». Он поднялся, покачиваясь, схватил рюкзак, и начал вытряхивать содержимое на траву:

– Мяса вам мало, да, нате жрите, жрите… – кричал обезумевшим голосом Венька,– карма, карма… не минет вас, ответите …

Куски лосятины шлепались в траву, под ноги. Освободив рюкзак, он бросил его на землю, обессиленный, сел на траву, уткнулся головой в коленки. Плечи подергивались от всхлипываний.

На небе появилась молодая луна, обливая поляну серебристо-мертвенным светом, еще не остывшие от гнева лица, куски разбросанного мяса.

– Петя, не время для разборок, – миролюбиво сказал Шмаков, чтобы разрядить обстановку, протягивая плоскую металлическую фляжку, – дай ему выпить. Это ничего, это пройдет, нервный срыв…

Через полчаса были у машины. Засобирались домой. О мясе, оставленном у болота, никто не вспомнил.

Потекли серые будни, «охота» стала забываться. Но в душе Петра Иваныча появилась ноющая рана. В школе, где он работал военруком, обвинили его в связи с малолетней, не по годам развитой ученицей. В прокуратуре лежало заявление от так называемой пострадавшей.

– За совращение несовершеннолетней знаете, сколько лет светит?.. – спрашивал, пристально смотря голубыми глазами, молоденький лейтенант.

– Сколько светит, все наши, – насупившись, отвечал майор.

Петр Иваныч мог многое в этой жизни: построить дом, выжить без еды и воды в экстремальных условиях, повести в атаку батальон, а вот умертвить свою плоть, при виде смазливых женщин, – было выше его сил. Все рушилось.

Вспомнил о товарище-однокласснике, жившем в Киеве, «большом человеке», по устоявшему мнению обывателей города. Созвонились, встретились. Тот решил «по-дружески»: «Своих не бросаем. Но… отдаешь свой дом моей теще, а сам переселяешься в ее «фазенду». Вопросы есть?..» Наверное, вопросы у майора были, но в его ситуации испытывать судьбу – себе дороже. О переселении Ираида не захотела слышать: «Всю жизнь мне испортил, кобель, ухожу от тебя». В Киеве его потрясла еще одна весть, в новостях услышал: «Убит известный предприниматель Антон Шмаков… Нападавший семь раз выстрелил из пистолета с глушителем».

Приехав в город, Петр Иваныч с вокзала набрал Шмакова, телефон не ответил. Шел дождь со снегом, мокрый перрон быстро опустел. Побрел, не соображая, куда… у ресторана «Зори Полесья» остановился, раздумывая, поднялся на ступеньки. Кивнул толстому швейцару в желтых лампасах, по привычке направился в охотничий зал. Желтый свет бронзовых канделябров падал на голову- чучело дикого кабана, картину с лосями, пьющими воду. Официант, бойкий малый, с красивой бородкой, услужливо проводил его в угол, где сидел мужчина.

– А, это ты, – поднял мутный взгляд незнакомец. Сердце Петра Иваныча похолодело. Трудно было узнать своего спутника по охотам, балагура и весельчака Шмакова: осунувшееся, постаревшее лицо, вокруг глаз – угасших, без признаков жизни, – темные круги.

– Садись, помянем моего сыночка, – хриплым посаженным голосом проговорил он, протянув руку к бутылке коньяка.

– Царствие небесное Антону… не успел я на похороны…

Не чокаясь, выпили. Долго молчали. Наконец, Петр Иваныч отрывисто провел ладонью по густым волосам, тяжело вздохнув, заговорил:

– Прости меня, Игнатьич… – Шмаков приподнял голову, тупо смотря на приятеля, – за то, что Веньку тогда на охоту взял. Накаркал он на нас беду. Ираида от меня ушла, все из-за дома…

Шмаков молча, дрожащей рукой разлил остатки коньяка, пролив на скатерть, и будто не Петру Иванычу, а самому себе сказал:

– Жены уходят и приходят… оттуда не возвращаются. А Венька, что с него взять? Семимесячный он и есть семимесячный.

Вечер в ресторане набирал силу, публика становилась развязнее. Громко играла музыка. Из соседнего зала доносились крики «Горько!». Жизнь бурлила. И только для двоих мужчин, сидящих в углу зала, она была конченной. Картина с лосями в позолоченной фрамуге усиливала щемящее чувство безысходности.

Виктор Лютый 7 октября 2016
..........................................
Изображение
..........................................
Вернуться к началу
ПрофильПерсональный альбом
СообщениеДобавлено: 11 окт 2016, 13:44, Вт 
Не в сети
Модератор форума "Охота в Карелии"
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 сен 2010, 11:56, Вт
Сообщения: 12894
Изображений: 25
Откуда: Петрозаводск
Оружие: копьё, рогатка и палица
Собака: кошка
Любимый вид охоты: С чучелами на лося, рябчика на тяге, кабана на вабу.
Имя: Борис
Заслуженная репутация: 5927
Профессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форума
Сильно.
Вернуться к началу
ПрофильПерсональный альбом
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2016, 08:40, Сб 
Не в сети
Легендарный эксперт по волкам

Зарегистрирован: 07 ноя 2010, 19:38, Вс
Сообщения: 958
Откуда: с. Деревянное
Оружие: огнестрельное
Собака: не рабочая, только по колбасе.
Любимый вид охоты: Всякая охота хороша по своему.
Имя: Эйно
Заслуженная репутация: 1265
Хороший человекХороший человек
Подходящей темы что то не нашёл.

На ружье никогда не греши –
Целься верно, стрелять не спеши.
- Не стреляй наугад, по кустам
Может, друг твой находится там
- Встал на номер – и сразу замри,
Не топчись, не чихай, не кури.
- Не надейся на крик подсадной,
Коль шалаш себе сделал сквозной.
- Лень не только порок на работе:
Лень удачи не даст на Охоте.
..........................................
Жить нужно так, что бы стыдно не было.
..........................................
Вернуться к началу
Профиль
СообщениеДобавлено: 05 ноя 2016, 09:58, Сб 
Не в сети
Модератор форума "Охота в Карелии"
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 14 сен 2010, 11:56, Вт
Сообщения: 12894
Изображений: 25
Откуда: Петрозаводск
Оружие: копьё, рогатка и палица
Собака: кошка
Любимый вид охоты: С чучелами на лося, рябчика на тяге, кабана на вабу.
Имя: Борис
Заслуженная репутация: 5927
Профессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форума
viking писал(а):то не нашёл

А то нашёл?
Вернуться к началу
ПрофильПерсональный альбом
СообщениеДобавлено: 06 ноя 2016, 08:58, Вс 
Не в сети
Охотник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 31 янв 2010, 16:32, Вс
Сообщения: 495
Оружие: ??? 34
Собака: ???? ?? ????
Любимый вид охоты: ????? ? ?????
Заслуженная репутация: 211
Собственный рассказ. Наверное, не все читали...



Н Е П Р О З В У Ч А В Ш И Й В Ы С Т Р Е Л



Об этом случае, произошедшем однажды на охоте с гончей, я собирался рассказать давно, но всякий раз, достав бумагу, так и не решался. Сидя за столом, мысленно выстраивал мозаику того ноябрьского дня, и чем явственнее память раскручивала ленту произошедших событий, тем очевиднее становилось, что и на этот раз ничего не получится -- не хватит духа. Страх заново пережить те драматические минуты, сжимал мое сердце всё сильнее, и я в очередной раз откладывал ручку.
Но всему свое время, и этому рассказу тоже…
Самые лучшие дни для охоты с гончей в наших краях – последние дни чернотропа. К этому времени осень, вдоволь накуролесив, наконец-то начинает выдыхаться. Дурные ветры с морей-океанов налетают всё реже. Они уже не тащат с собой бесконечные вереницы отяжелевших от влаги облаков, не треплют кроны деревьев в поисках последних листочков, не гонят на озерах тяжелые волны. Всё к этому времени в природе затихает, успокаивается, и уставшее от бесконечных циклонов небо, наконец-то, начинает подниматься, делая мир светлее и приветливее. И заяц к этому времени становится совсем другим. Он уже полностью вылинял, сделался белым- белым, почти сахарным, и таким заметным, что иногда его хочется даже пожалеть.
Увы, к тому времени, когда я разгреб все дела и выбрался на охоту -- выпал снег. Тут уже впору было пожалеть самого себя, потому как за одну ночь длинноухий превратился на белом покрывале в настоящее привидение.
Но я не отчаивался. Со мной была не кто-нибудь, а сама Доля – прекрасная русская гончая, с которой при всем желании я не мог сравнить ни одну из известных мне собак. Это был не просто мастер своего дела, Доля была настоящим гроссмейстером. Как бы не хитрил длинноухий, какие бы петли, двойки и скидки он не подкидывал собаке, если за дело взялась она – жизненная стежка-дорожка зайца почти всегда заканчивалась в моем рюкзаке.
Хотя, надо отдать должное и зайчишке. Зверь он умный. Это человек его рисует этаким простачком, которого лиса обманывает почем зря. В лесу эволюция поработала основательно, там остались только самые умные. Глупых давно съели.
Доехав до заброшенного карьера, взяв собаку на поводок, решил идти в сторону озера. На нем жили бобры, которые осенью усердно заготавливают пропитание, подгрызая здоровущие осины. Люди частенько вспоминают зубастых дровосеков плохими словами за то, что берега по их вине становятся непролазными, а вот заяц, наверное, говорит им только «спасибочки». Еще бы, в былые годы он радовался даже случайно найденной обломанной ветке, обгрызая ее до последнего сучка, а тут на тебе, ешь-не хочу. Со временем заяц так привык к дармовщинке, что не стал утруждать себя далеко уходить от этой скатерти-самобранки. Поест от пуза, наделает хитрых петель и двоек и где-нибудь в укромном месте до вечера на боковую. Вот на такого лежебоку я и рассчитывал.
Однако не успели мы отойти от машины и сотню метров, как встретили заячий след. Он не был свежим, но всё равно это была зацепка, за которую Доля тут же с радостью ухватилась, полагаясь, правда, не столько на нюх, сколько на глазок.
Для тех, кто не знаком с такой охотой, скажу, что собака ищет зайца всегда молча, и только подняв его, тронув с места, у нее внутри срабатывает какой-то тумблер и включается голос. И тогда… О, тогда лесную тишину разорвут такие страстные вопли, такие стоны, что охотника словно током ударит и он на какое-то мгновение оцепенеет. А еще через секунду с выпрыгнувшим из груди сердцем он готов будет сам рвануть следом за собакой. Вот это первое сумасшедшее «ай-яй-яй» и есть квинтэссенция, высшая нота в охоте с гончей. Ни выстрел, ни сам трофей не могут сравниться с внезапным началом горячей погони. Не зря ведь избалованные эстеты, русские помещики, графы и князья почти все были подвержены этой страсти.
Шло время, а в лесу было по-прежнему тихо. Моя солистка голосить не торопилась. Опытный заяц, повидавший всякого на своем веку, старается загадать собаке серьезные загадки, и даже мастеровитому гонцу порой долго приходится разбирать его ребусы. В такие минуты полной тишины человеку остается только ждать и верить в своего четвероногого друга. Помню, как-то приехали ко мне в гости двое охотников из стольного города. Хорошие ребята, почти профи, но по утке, на охоте с гончей оказались впервые. И вот, когда гончая в сухой морозный день не могла поднять зайца минут сорок, друзья, пошептавшись, решили меня спросить: «А может, она уже набегалась, да где-нибудь под елкой отдыхает?». Вопрос был такой нелепый, что я даже растерялся и не нашелся сразу, что ответить. Пришлось повторить им банальную истину – собака не способна на обман, тем паче на подлость! Увы, это из списка наших «достоинств».
Чтобы скоротать время и отвлечься от нараставшего напряжения, стал наблюдать за длиннохвостыми синицами, компанией перелетавшими с дерева на дерево. Эти птички, их еще называют ополовниками, одни из самых красивых в нашем зимнем лесу. Чудные птахи, напоминающие комочки ваты с маленькими глазками - бусинками. Присмотревшись, заметил, что вместе с ними кочевало несколько хохлатых синиц. Я стоял не шевелясь, и одна любопытная, со вздернутым хохолком, умудрилась сесть прямо на прислоненное к дереву ружье. И такой у нее задорный был вид, что невольно вспомнилось и другое ее название – гренадерка. Вот уж, точнее не скажешь.
И в это время, когда я подглядывал за птицами, где-то далеко у озера раздался еле слышный вой. Сорвав с головы шапку, перехватил дыхание, и точно, со стороны озера снова послышался далекий вой. То, что это была собака, я не сомневался, но почему вой? И тут меня словно подбросило. Капкан! Кто-то поставил капканы на бобра, и моя Доля… Я кинулся на голос с ружьем на перевес, отбрасывая от лица ветки и прося Бога, чтобы дуги не сломали собаке лапу.
До озера оставалось уже не очень далеко, когда ноги мои остановились, потому что загнанное сердце просило пощады. Я мешком повис на каком-то дереве и сквозь туман в глазах совсем рядом увидел заячий след, по которому прошла собака. Но след уходил не к бобровым завалам, а почему-то на заросший молодым березняком мыс. И тут меня обожгла страшная догадка – это не капкан! Я уже знал, что случилось, знал, что стряслось с моей Долей. Подхватив ружье, из последних сил я бросился в сторону мыса, на пожнях которого когда-то деревенские косили сено.
Это потом я отдал должное сообразительности зайца. Перед тем как залечь, косой перешел загубину по тонкому льду, понимая, что для его более тяжелых преследователей молодой лед станет ловушкой. Разрывая куртку, я продирался сквозь березняк, а в голове пульсировало одно и тоже: а ведь здесь недавно не было ни кустика, ни кустика…
Доля провалилась метрах в пятнадцати от берега. Услышав меня, она стала жалобно скулить и пытаться выбраться из полыньи, но лед ломался, и она снова от отчаяния завыла. Никогда в жизни я не попадал в такое безнадежно-беспомощное положение. Не отдавая себе отчета, ступил на лед, но он затрещал, не оставляя надежды. Я метался по берегу, не зная, что предпринять, а Доля, положив передние лапы на лед, продолжала выть. Сколько это продолжалось, я не помню. И в какой-то момент я не выдержал. Разломав ружье, воткнул патроны с картечью, которые всегда носил для волка, и вскинул стволы. Но глаза отказались мне служить, всё подернулось туманом. В этом тумане я вдруг близко-близко увидел глаза Доли, как будто она сидела со мной рядом на диване… У нее со щенячьего возраста были красивые, будто подведенные глаза, и сейчас они смотрели на меня совсем по-человечески.
Отбросив ружье, спасаясь от страшной развязки, ушел в лес. Как далеко я успел отойти от берега, не знаю, но в какое-то мгновение развернулся и ломанул обратно. «Дурак, ну и дурак!» -- хлестал я себя. «Где твои мозги раньше были…!»
Однажды хороший знакомый на охоте подстрелил утку. Она упала на воду метрах в двадцати от берега. Стрелок, чтобы не лезть в холодную воду, сходил в лес, срубил несколько тоненьких деревьев, обрубил сучья, кроме одной кроны и, связав их одно за другим в виде длинной сосиски, потихоньку доплавил до утки. Потом, прокручивая «анаконду», захлестнул птицу оставленными ветками и благополучно подтащил трофей к берегу.
Складная шведская ножовка у меня всегда с собой, а капроновых веревочек по старой привычке в каждом кармане. Спилить несколько березок, было делом пяти минут. У первой обрубил ветки только до половины, и положил на лед. К ней привязал полностью обрубленную, потом вторую, и, наконец, гирлянда из четырех березок дотянулась до полыньи.
К этому времени Доля, кажется, еле держалась, выть у нее не было сил. Время от времени она только по-щенячьи скулила. И, когда я, проворачивая гирлянду, стал накрывать собаку ветками, страх охватил меня снова. Мне показалось, что я утоплю ее. Но тут Доля, спасаясь от веток, наседавших на нее, стала лапами подминать их под себя, инстинктивно стараясь оказаться сверху. Потянув свое приспособление, я почувствовал, что тащу вместе с собакой. За ветками было видно плохо, но мне показалось, что несчастная сообразила и помогала себе зубами.
Развязка опустошила меня полностью. Стоя на коленях, я прижимал к себе дрожащую мокрую Долю, всё ещё не веря, что самое страшное уже позади. И, если бы я сказал, что в эти минуты мои глаза были сухие, это было бы не совсем правдой. Те, кого судьба на жизненных путях-дорогах сводила с этими хвостатыми созданиями, и кто хоть однажды был удостоен их верной бескорыстной любви, меня поймут.
В этот день было уже не до охоты. Оставалось только достать из машины охотничий рог и протрубить на весь лес, благодаря заступника всех лесовиков – Николая Чудотворца за то, что он и на этот раз не оставил в беде охотника и его верного друга. Потом я гнал машину в город, а моя любимица, завернутая в куртку, дремала на заднем сидении и, наверное, досматривала сон про зайца, до которого сегодня так и не удалось добраться.
Тот урок Доля усвоила хорошо и никогда больше опрометчиво на лед не выбегала, чего не скажешь о ее хозяине, который имеет свойство учиться только на своих ошибках. Не раз и не два, благодаря своему легкомыслию и беспечности, попадал он после этого случая в переплет и на охоте, и на рыбалке, а однажды чуть было не утонул на Онего, но об этом уже как-нибудь в другой раз.
Вернуться к началу
Профиль
СообщениеДобавлено: 06 ноя 2016, 09:24, Вс 
Не в сети
Карельско-московский модератор форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 07 окт 2010, 16:48, Чт
Сообщения: 21905
Изображений: 7
Откуда: Москва
Оружие: CZ-Mallard 12X76. Blaser R8 308Win, 9,3х62.
Собака: Была.
Любимый вид охоты: Лось на реву, глухарь на току, тетерев на току.
Имя: Роман.
Заслуженная репутация: 6048
Профессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форумаПрофессионал форума
vertel-lv писал(а):Н Е П Р О З В У Ч А В Ш И Й В Ы С Т Р Е Л

С удовольствием прочел еще раз! :co_ol:
vertel-lv писал(а): Наверное, не все читали...

Где-то уже было, то ли у нас на форуме, то ли у рыбаков... Читал ранее. :-):
..........................................
Изображение
..........................................
Вернуться к началу
ПрофильПерсональный альбом
Ответить на тему  [ Сообщений: 77 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 7


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Поддержка форума "Охота в Карелии" - компания "Отдых в Карелии с Экотурсервис"

Часовой пояс: UTC + 2 часа [ Летнее время ] • Powered by phpBB ® Forum Software © phpBB Group • Русская поддержка - phpBBGuru